Теория большого взрыва

Выпуск 119. Добавлен 2016.09.14 16:30

Тук-тук-тук.

«Здравия всем!»

Тук-тук-тук.

«Здравия всем!»

Тук-тук-тук.

«Здравия всем!»

А знаете ли вы, что «теория хаоса утверждает, что даже в детерминированной системе, при условии, что формула, описывающая её поведение нелинейна, малейшее изменение исходных данных может привести к непредсказуемым катастрофическим последствиям»? Или говоря человеческим языком: «Ну сколько можно рассуждать о всяких там Кубриках, об интеллектуальном кинематографе, о модернизме, гротеске и прочих серьёзных вещах? Пора уже изменить исходные данные и заняться чем-то совсем другим, противоположным «Космическим одиссеям» и «Барри Линдонам»». Давайте сегодня – как любят говорить в народе – «обсудим что-нибудь попроще», что-то, для чего не требуется заканчивать философские факультеты и для чего не нужно читать постмодернистскую литературу. Мы – всего-навсего, каждый разберётся – поговорим о науке. А точнее: о квантовой механике, субъядерной физике и космологии. Также мы обсудим научную фантастику, комиксы и компьютерные игры. Ведь именно этим – и больше ничем другим – заняты герои «Теории большого взрыва» – популярного американского сериала о четырёх физиках-ботанах и одной раскрепощённой красавице-блондинке. Эх, вот если бы Жиль Дилёз – апологет Мозга – не умер двадцать лет тому назад, он бы наверняка написал так: ««Теория большого взрыва» – это коммуникативная ситуационная комедия, основанная на тождественности постфеноменологической концепции прямого возврата и нордической сингулярности образа-времени». А ведь так оно и есть! «Теория» именно такова.

Roy Richards – Get Smart

С чего следует начать? Конечно же, с начала начал! С Большого взрыва!

Вся наша Вселенная когда-то была горячей и плотной.

Но миллиарды лет назад она начала расширяться…

Barenaked Ladies – Big Bang Theory Theme

«Теория большого взрыва» – известнейший комедийный сериал, который – должно быть – видели все. Первая серия «Теории» была показана в сентябре 2007 года на телеканале «CBS». За десять лет существования сериал стал невероятно популярным и прибыльным (что сегодня, как правильно подмечают, есть одно и то же), поэтому «Теорию» часто называют «вторыми «Друзьями»». Их сравнивают не зря: и с точки зрения концепции сериала, и его конструкции, и даже заработных плат актёров, «Теория» – брат-близнец легендарных «Друзей». Оба они – знаковые ситкомы своего времени. Ситком – значит ситуационная комедия. Все мы такое смотрели: двадцатиминутный эпизод, одни и те же персонажи (от двух-трёх и больше), одни и те же локации (обычно чья-нибудь квартира или офис), раздражающий закадровый смех (некоторые ситкомы – и «Теория» среди них – снимаются наживо, перед публикой) и – как точно пишет Бросько – «предельно простой, легко перевариваемый и усвояемый сюжет». Не ждите от американской ситуационной комедии чего-то выходящего за пределы быта, работы и спальни. Есть такая гипотеза – и с ней трудно спорить, – что ситкомы по типу «Друзей» или «Теории» рассчитаны на самую невзыскательную аудиторию, что они искренно нравятся тем, кто предпочитает массовую культуру, образ жизни бездумного потребителя и всё такое прочее. Вот нам особенно сложно об этом говорить, потому что мы принадлежим к той категории зрителей, которые видели все серии «Друзей» и «Теории». Нам – пришло время раскрыть карты – кое за что эти сериалы нравятся. А кое за что они нам просто отвратительны. Иногда в таких сериалах проскальзывает что-то оригинальное, например, хорошая шутка или даже умная идея. Иногда Шелдон или Джоуи вытворяют такие вещи, от которых просто приходишь в восторг. В этом нет ничего дурного или постыдного – признаться, что актёры, играющие в ситкомах и «мыльных операх», могут – примите это слово, могут! – достичь каких-то высот правдоподобия, искренности, актёрской силы. Конечно, одни серии «Друзей» и «Теории» лучше других. В некоторых сериях – первоклассный сценарий. В прочих – и таких всегда будет большинство – он проходной. Сценаристы часто выдыхаются, не могут придумать ничего нового, ходят вокруг да около – и в результате сериал «портится», становится плоским и невнятным. Часто говорят так: «Вот первый сезон был ничего, а дальше пошла пурга». Такое действительно может произойти. Кстати, в этом смысле «Друзьям» повезло значительно больше «Теории большого взрыва». Многие пишут, что после пятого-шестого сезона «Теория» пошла на убыль, в ней появилась какая-то смазливость, Шелдон – вот уж точно неверный ход! – обрёл драматические черты, у ребят появились девушки, а с ними – это очевидно – уже не то… Но вы глядите какое дело! Несмотря на пошлость, однообразие, предсказуемость и затянутость, «Теорию большого взрыва» – тут виноват 25-ый кадр, не иначе – всё равно ждёшь. Тебе хочется новых серий, даже если они тебя в сотый раз разочаруют, будут ещё хуже предыдущих. Психологи говорят: «Это зависимость». Философы: «Это веянье времени». Родители: «Перестань смотреть эту чушь и возьмись за учебники!» Жена: «Ага, ага, давай поглядим новую серию!» И вот что̀ прикажете думать по этому поводу? Почему нас всех так тянет к ситкомам, за которые – давайте совсем на чистоту! – должно быть стыдновато? Ну разве это хорошо, что мы смотрим примитивные, грубые и смазливые сериалы с шуточками про «пи-пи» и «ка-ка», а ещё с этим унизительным манипулятивным закадровым смехом, когда нас – бездумных овец – подталкивают к тому, когда должно быть смешно? Ну разве стоит тратить на это свою жизнь? Разве это не отупляет? Разве нельзя заняться чем-то другим?.. Ох, каверзные вопросы, от них просто так не отвертишься! Ответим, скрепя сердцем: да, наверное, лучше было бы не тратить на это своего времени. Сотни эпизодов «Теории» и «Друзей»… Какая в этом необходимость? Вот, «Задержка в развитии», «Пятнадцатиэтажка», «Чёрное зеркало», «Смертельно скучающий», «Твин Пикс» и «Натан Барли» – это, конечно, настоящие сериалы, серьёзные, неординарные произведения киноискусства. Они – как Джеймс Джойс или Герман Гессе. А «Теория» – это попсовое чтиво, «литературка», «такая себе развлекаловка». Но!.. Не будем слишком строги. Всё-таки есть причина – и, вынуждены сказать, довольно серьёзная! – из-за которой американские развлекательные ситкомы не следует выкидывать в урну, причина, которая облагораживает этот вид искусства, оправдывает его, придаёт ему смысл! Для многих эта причина – великая тайна, страшный секрет. Вы хотите узнать её? Вы хотите услышать, почему «Теория большого взрыва» всё-таки имеет право быть рядом с «Натаном Барли» и «Твин Пиксом»? Хотите?.. Тогда не переключайтесь! Подробности – после рекламы.

Peter Hammill – Stupid

Есть такое понятие – «феномен сериалов». Явление это известное, оно появилось задолго до Интернета и даже видеокассет. Ему больше ста лет. Первопроходцы кинематографа, вроде Луи Фейяда, снимали фильмы-сериалы, состоявшие из нескольких эпизодов-частей. Это были примитивные и глуповатые «Фантомасы» или «Вампиры», фильмы, вся суть которых сводилась к погоням, интригам и любви. Короче, непрекращающемуся динамизму. Такие протосериалы снимались в откровенных коммерческих целях, на скорую руку. Сюжет в них играл малозначительную роль. Известна такая история: Луи Фейяд, посещая кинопоказы своих фильмов, не мог припомнить их сюжета. Он так быстро «клепал» сериалы, что даже не запоминал что̀ в них происходит! Может быть, именно в этом суть всех ситкомов и «мыльных опер»? А что если их примитивность – обратите внимание, какая интересная мысль! – это что-то вроде традиции? Что если «Теория большого взрыва» – далёкий предок «Вампиров» Фейяда, своеобразный вид искусства со своими нерушимыми правилами? Вот сегодня «Вампиров» считают классикой, киноманы тащатся от фильмов Фейяда, но сто лет назад к ним относились уничижительно, писали о них, как о «мусоре» и «разлагающем умы и души искусстве»! Интересно, что будут писать о «Теории» через сто лет?..

А к чему это я? А к тому, что этот самый феномен сериалов «подталкивает» зрителей к их постоянному просмотру. Ты следишь за жизнью героев, они тебе интересны, ты ждёшь новых повторов сюжета, ты – и вот это, наверное, самое главное – «сближаешься» с персонажами, они становятся частью тебя самого. Почему был так популярен «Твин Пикс»? Почему мы ждём продолжение этого сериала? Разумеется, это гениальный сериал, Линч – бог, но важнее всего то, что там есть герои, в которых влюбляешься, тебя захватывает действие, цепляет интрига. Тебя берут за руку и ведут по дивным местам. Вот в чём всё дело! Вот почему мы снова возвращаемся к сериалам, снова и снова. Критик Виктор Божович, который написал замечательную книгу о режиссёре Рене Клере, рассуждал на эту тему. Вот послушайте: «Молодой Луи Арагон пел гимны многосерийным американским приключенческим лентам, их динамизму. Он писал: «Здесь ничего не остаётся, кроме движения. Действие захватывает вас своей стремительностью. Кому придёт в голову что-нибудь оспаривать? На это не хватает времени! Вот зрелище, поистине соответствующее нашей эпохе». Для поэта-дадаиста (каким был тогда Арагон) нравственность, разум, логика – все эти качества глубоко буржуазные и потому достойные презрения. Кинематограф не имеет с ними ничего общего. Да здравствует кинематограф!» Вот в чём дело. И это невероятно круто, не правда ли? Не стоит ругать сериалы за их примитивизм. Да, если пошло, грязно и тупо – это уже отвратительно. Большинство ситкомов – мусор, говорим как есть. Но не стоит забывать о том, что их предназначение – не развивать ваш интеллект, не совершенствовать вашу душу и не дарить истину. Их цель до банального проста – развлечь как угодно, без претензии, без каких бы то ни было нравственных или духовных мотивов. Развлечь вас – опять просыпается Жиль Дилёз – «динамичной визуальной игрой, иллюзией идеальной жизни, комедией непристойных положений». И иногда у них это получается. Иногда ситкомы развлекают.

Paul Simon – Have A Good Time

Создатели «Теории большого взрыва» – Билл Прэди и Чак Лорри. Про Билла рассказывать нечего, а вот про Чака – есть что. Необычный тип, волей судьбы занесённый на телевидение. Учась в университете, Лорри не особенно беспокоился тем, что будет делать дальше. Судя по всему, его студенческие годы прошли именно так, как они прошли у героев «Каждому своё» Ричарда Линклейтера: в кутежах, в тусовках и с музыкой. Лорри стал гитаристом, разъезжая по всей стране и играя у тех, кто попросит. Больше десяти лет своей жизни он провёл на концертах, постоянно путешествуя и знакомясь с новыми людьми. А потом он вдруг остепенился, всё бросил – и принялся сочинять сценарии для мультипликационных сериалов. Оттуда – ногой подать до ситкомов. И так – идея за идеей, сценарий за сценарием – Чак докатился до того, что стал известным телевизионным продюсером и режиссёром, автором таких коммерческих проектов – именно что бизнес-проектов! – как «Розанна», «Два с половиной человека» и «Теория большого взрыва». У Лорри есть что-то вроде стиля, авторского почерка. Его сериалы во многом похожи, в них используется одна и та же успешная ситкомовская модель. Определить её не представляется возможным. Лорри каким-то образом знает что̀ хочет видеть типичный американский зритель. Он угадывает вкусы публики и оправдывает её ожидания. Его сериалы – это идеальный фон для гостиной. Если ваш телевизор включён «просто так», для поддержания «ненапряжного настроения и развязной атмосферы», тогда не отягчающие ум сериалы Лорри – это наилучший вариант.

Сам же Лорри говорит так: «После 25 лет работы на телевидение я разучился испытывать стыд». Он не высокого мнения о телевизионных стандартах, он довольно циничен. Как и большинство его коллег, Лорри называет телевидение «примитивным» и «чересчур коммерциализированным». Тем не менее – наш мир полон парадоксов, – телевизионные проекты Лорри приносят большие деньги и неизменно становятся популярными. Прав был Оскар Уайльд: «Популярность – это лавровый венок низкопробному искусству. Всё, что популярно, – дурно».

ChikinkiHate TV

Главные герои «Теории» – работники Калифорнийского технологического института, физики-учёные Леонард, Шелдон, Воловиц и Кутраппали. Леонард и Шелдон живут вместе. В первой серии у них появляется очаровательная соседка – стереотипная блондинка Пенни. Её отношения с этой четвёркой мушкетёров – также стереотипных, но «ботанов» – и стало фундаментом сериала.

Шелдон и Леонард – по словам самого Леонарда – это «альфа-самцы информационного века». Их ум настолько развит, что они – как и все типичные «гении» – абсолютно не приспособлены к нормальной жизни. А вот Пенни настолько глупа и проста, что кроме той самой обыкновенной жизни ничего знать не может. Ну, вот и всё. Это и есть «Теория большого взрыва». Потом – что следует из названия сериала – история расширится до большего количества персонажей, у парней появятся девушки, Леонард и Пенни ж*****я и так далее. Не важно, в какой момент вы начинаете смотреть сериал, когда вы к нему «подключаетесь». Всё одинаково. Физика таких ситкомов неизменна – время стоит на месте, герои не меняются, ничего «кардинального» не происходит. Есть такая шутка: «В ситкомах не стареют». «Теория» длится десять лет, а Шелдон – тут высказываются гипотезы о бессмертии или вампиризме – остаётся всё тем же Шелдоном. Злобный критик Епхарий Гаргуль пишет так: «Ситкомы могли бы продолжаться столетиями – и ничего бы в них не менялось. Они существуют, они вечно будут существовать, пока подтверждаются высокими рейтингами и подпитываются рекламой. Отношение «творчество-бизнес» в таком продукте зачастую перевешивается в сторону бизнеса. Оригинальность – вот он, главный враг любого ситкома».

Johnny Cash – Where We’ll Never Grow Old   

Но хорошо. Что отличает «Теорию большого взрыва» от прочих ситкомов? Почему её стоит смотреть? Конечно, там есть немножечко физики, комиксов, маскультуры… Но это всё мелочи, этого недостаточно. Нам кажется, что причина популярности «Теории» кроется в одном единственном персонаже. И вы, конечно, знаете, кто имеется в виду. В «Южном парке» такой персонаж – Картман, в «Коломбо» – Коломбо, а в «Теории» – тут никто не будет спорить – физик Шелдон Купер, невероятный душка и псих. Никакие няшки-Леонарды, никакие извращенцы-Воловизарды, никакие Раджы-молчуны не могут переплюнуть этого телевизионного гиганта, этого закомплексованного с головы до ног Флэша. У него много имён: от доктора Дурилки до доктора Высокомерио. Пенни говорит про Шелдона: «Он такой высокий, худой и немного похожий на огромного богомола». Но самое важное – Шелдон не сумасшедший. Его мама проверяла. Были сданы все возможные анализы. Вроде как. Вроде.

О бзиках Шелдона – и это в сериале самое забавное – пишутся статьи. У него есть своё место на диване. Когда он шутит, то неизменно прибавляет фразу: «Бугагашенька». Он стучится по три раза. Он не любит, когда свистят. Он сомневается, что он человек. Он обладает эйдетической памятью. Он пьёт горячий шоколад только по месяцам, имеющим в названии букву «р». Он перфекционист похлеще Стэнли Кубрика. Он боится птиц. Он не терпит беспорядков. Он богопочитает фантастику и комиксы. Он… В общем, продолжать можно бесконечно! Шелдон – находка сценаристов. Он – потрясающий комедийный персонаж, непревзойдённо сыгранный актёром Джимом Парсонсом.

Чак Лорри называет Парсонса «комедийным гением». Когда проходило прослушивание на «Теорию», Парсонс был одним из многих претендующих на роль Шелдона Купера. Но его игра поразила Лорри. Чак потом скажет, что «тот день запомнился ему на всю жизнь». Так – единственно честным путём – Парсонс оказался в сериале. И весь мир влюбился в Шелдона Купера! Миллионы просмотров, мемов, футболок и так далее…

Добавлю только, что в реальной жизни Джим Парсонс никогда не смотрел ни «Звёздных войн» (они для Шелдона – Библия), ни «Доктора Кто» (он для Шелдона – Коран), ни каких бы то ни было других сериалов о космосе, будущем и путешествиях во времени. Он даже ничего про них не знает! Казалось бы, мелочь, фактик. Кому он нужен? Но именно через такие мелочи и можно понять – с большой буквы – Силу феномена сериалов. Мы настолько привыкли к полусумасшедшему Шелдону, который мечтает построить свою Звезду Смерти, что даже и думать не думаем про актёра, который играет эту роль. Нам не верится, что Парсонс – это не Шелдон. Мы хотим думать, что никакого Парсонса нет, что Шелдон – реален. И, может быть, оно так и есть.

Nina SimoneReal Real

За «Теорию большого взрыва» можно заступиться с другого боку. Каким бы «массовым» ни был этот сериал, всё-таки стоит признать: в «Теории» – совсем не часто, но бывает – иногда рассказывается о науке! Из уст Шелдона или прочих героев зритель может кое-что узнать о современной физике, химии или биологии. Вот благодаря Шелдону о теории струн узнали миллионы людей. Конечно, не разобрались в ней, а просто узнали о её существовании. Но что можно почерпнуть из «Друзей» и других похожих ситкомов? Ни-че-го. А в «Теории» то и дело упоминают кота Шрёдингера, звучат такие слова, как «суперпозиция», «электрон» и «чёрная дыра». А помните тот шикарный эпизод, в котором ребята обсуждали путешествия во времени из «Назад в будущее»? Во всём этом действительно есть смысл! Причём, его трудно усвоить при первом просмотре. Леонард и компания говорят умные вещи, над которыми – остановив сериал – можно задуматься. Признайте, для ситкома это почти невероятное достижение, заоблачные высоты!

Ну и конечно, всем известно: в «Теории большого взрыва» – в качестве приглашённых звёзд – бывают легендарные личности: не только актёры Чарли Шины, но ещё и реальные учёные, изобретатели, бизнесмены и астронавты, известные на весь мир, от Илона Маска и Джорджа Смута до Стэна Ли и Стивена Хокинга. Такая компания современных гениев придаёт «Теории» некоторый вес, создаёт имидж «самого умного из ситкомов».

Philip Glass – Einstein On The Beach

Секрет «Теории большого взрыва» – откуда в ситкоме взяться стольким научным фактам? – прост. Два человека – один – профессор физики и астрономии, а другой – нейробиолог – перечитывают сценарий каждого эпизода и вносят правки. Они отвечают за достоверность всей научной информации, которая попадает в сериал. Отсюда – десятки профессиональных терминов и специализированных шуток. Мы не поленились собрать для Вас несколько важных и заумных цитат Шелдона, касающихся всего на свете. Не забывайте, что все эти тексты взяты из ситкома. Из ситкома!

Шелдон говорит: «В 1935 году Эрвин Шрёдингер, в попытке объяснить копенгагенскую концепцию квантовой механики, предложил мысленный эксперимент: живого кота помещают в коробку с запечатанным пузырьком яда, который может разбиться в любой момент. И так как никто не знает был ли выпущен яд до момента открытия коробки, кот может быть одновременно и жив, и мёртв».

«В Папуа Новой Гвинеи есть племя, в котором если охотник хвастается своим успехом перед остальной деревней, его убивают и изгоняют злых духов с помощью барабана из его кожи».

«Согласно последним исследованиям человек в коме осознаёт всё происходящее вокруг».

«У итальянских домохозяек есть правило «большого пальца». Пучка сухих макарон, диаметром в палец, как раз достаточно, чтобы утолить голод одного человека».

«Гомеостаз – это способность системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния и устойчивость физиологических функций организма, таких как температура или pH».

«В дохристианскую эпоху, по мере приближения зимнего солнцестояния, язычники несли в свои дома вечнозелёные веточки, чтобы таким волшебным образом сохранить жизненную силу растений до самой весны. Позже эту традицию переняли народы Северной Европы, и со временем появилось то, что мы называем рождественской ёлкой».

«Не следует хранить хлеб в холодильнике. Очерствение хлеба происходит из-за кристаллизации молекул крахмала, что случается гораздо быстрее при низких температурах».

«О процессе поцелуя человечество знает всё, что возможно. При поцелуе задействованы 34 лицевые и 112 постуральных мышц».

«В 1964 году Питер Хиггс, выдающийся физик, написал работу о предположительном существовании субатомной частицы, названной бозоном Хиггса. Поначалу его работа была отвергнута, но не так давно его гипотеза нашла подтверждение. И теперь ему светит Нобелевская премия».

«В 2000-м году папу Иоанна Павла II назначили почётным членом баскетбольной команды «Гарлем Глобтроттерс»».

«А знаете, ряд важных научных изобретений был основан на научной фантастике. Геостационарные спутники переняли из книг Артура Кларка. Раскладную «Мотороллу» взяли из «Стартрека». И я, кстати, давно подозревал, что идея чернокожего президента взята из фильма «Столкновение с бездной»!»

Вот такая она непростая-простая, эта «Теория большого взрыва».

Tom Glazer & Dottie Evans – It’s A Scientific Fact

И последнее. Ситуационные комедии – это телесериалы, вся суть которых в юморе. И вот тут «Теория большого взрыва» тоже приятно удивляет. Конечно, далеко не всегда – это вам не «Задержка в развитии», – но бывают приятные моменты. Чего только стоит одна фраза Пенни: «Да знаю я кто такой Стивен Хокинг! Чувак в инвалидном кресле, который изобрёл время!»

Так что всё-таки хорошо, что есть такой ситком, как «Теория». Спасибо его создателям и актёрам!

А вам – тоже большое спасибо и до свидания!

* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь