Рабиндранат Тагор

Выпуск 129. Добавлен 2016.11.23 19:33

Здравия всем!

Один из величайших поэтов ХХ века, Рабиндранат Тагор, написал сотни поэм и стихов. Они уже давно стали достоянием человечества, эдакой духовной азбукой современности. Какую его книгу ни возьми – всегда найдёшь над чем задуматься, чему поразиться, во что влюбиться и что запомнить на всю жизнь. И есть у Тагора две коротких строчки, которыми я особенно хочу с вами поделиться и с которых хотел бы начать передачу. Вот – первая:

Я попросил дерево: «Скажи мне о Боге».

И оно зацвело.

А вот – вторая:

Мы живём в этом мире, только когда мы его любим.

На прошлой неделе мы говорили о музыке. Сегодня же мы обсудим поэзию. И – в качестве очередного предлога – культовый биографический художественный документальный фильм Сатьяджита Рая под названием «Рабиндранат Тагор».

Bjork – Pagan Poetry

Вообще, говоря о поэзии, сразу следует расставить точки над «i». В чём её суть? Суть поэзии – мистика (иначе говоря – духовность), красота и тайна. Стихи – это не просто сочетание слов, не простая музыкальность. Хорошее стихотворение – как говорят знающие люди – это всегда «непонятная умом тайна, богатая духовным смыслом и чарующая красотой; почти заклинание, почти молитва». И так говорят: «Стихи – это Сила. Одни умеют ею пользоваться, другие же ею пренебрегают. Те, кто знают Силу стихов, раскрывают для себя жизнь и постигают тайные знания».

Рабиндранат Тагор был именно таким поэтом, поэтом жизни и знания. Он – как и все величайшие люди на Земле – жил для того, чтобы познавать мир и познавал мир для того, чтобы жить. Вот его стихи:

«О плод! О плод!» – кричит цветок. –

«Скажи, где ты живёшь, дружок?»

«Ну что ж», – смеётся плод, – «смотри:

Я у тебя живу внутри».

 

«Не ты ли», – спросил я однажды судьбину, –

«Толкаешь меня так безжалостно в спину?»

Она прохрипела с усмешкою злою:

«Тебя погоняет твоё же былое».

 

Вселенная так рассуждала: «Поверьте,

О счастье и горе, рожденье и смерти

Всегда я толкую правдиво, понятно,

Но вы понимаете суть их превратно».

 

Нет, ты не пустота, о смерть! Иначе

Погиб бы мир в стенаниях и плаче.

Исполнена великой доброты,

Баюкаешь весь мир в объятьях ты.

 

Хвалился зрением великолепным глаз,

Но горько зарыдал, как только свет погас.

И свету молвил он, забыв о похвальбе:

«Тебя я вижу лишь благодаря тебе».

 

Я лишь малая капелька света, что еле видна.

Всё мерещится мне, будто я существую одна.

Но когда опускается веко, я вижу, за мной,

Изначальный, извечный, таишься ты, мрак смоляной.

Дети возле храма, в день весенний,

Что ни миг становится шумней.

Бог не внемлет голосам молений,

Смотрит на игру детей.

 

Хочет Бог, чтобы воздвигли храм

Из любви и состраданья.

Что же люди, кланяясь богам,

Строят каменные зданья?

 

Чем выше ложное и бренное мы ценим,

Тем больше смерть для нас становится мученьем.

Richard Thompson – Wall Of Death 

Так начал брахман: «В дом ко мне,

В покой уединённый,

Ворвался вор к моей жене.

Нарушил он законы.

Его связал я. Как мне быть?

Как наказать его сурово?»

Подумал царь, сказал: «Убить!» –

Всего одно лишь слово.

 

Гонец примчался: «Тот злодей,

Из ревности убитый, –

Принадлежит к семье твоей,

Твой отпрыск родовитый.

Велел я брахмана схватить.

Как наказать его сурово?»

И царь сказал: «Освободить!» –

Всего одно лишь слово.

Eurythmics – Peace Is Just A Word

Рабиндранат Тагор – как и все величайшие люди на Земле – не занимался только одним делом, но сразу миллионом разных дел. Он писал стихи и прозу, сочинял музыку, управлял собственным университетом, ездил по миру с лекциями, боролся за права бенгальцев, редактировал журналы, рисовал картины, воспитывал детей, занимался благотворительностью, поощрял сельское хозяйство, общался с мировыми лидерами и вёл переписку со многими писателями и учёными. Он встречался и дружил с Эйнштейном, Ганди, Манном, Бергсоном, Шоу, Уэллсом. Тагор был настоящим индийским супергероем, супертружеником и суперЧеловеком с большой буквы «Ч».

Соотечественники называли Тагора кабигуру (это значит «поэт-учитель»). Ганди называл его «великим часовым совести». Европейские поэты, вроде Уильяма Йейтса – «индийским Гёте». А мы – встанем в один ряд с великими! – назовём Тагора «пророком внутренней гуманности», той самой, присущей каждому человеку из любого уголка земного шара гуманности, о которой Тагор размышлял всю свою жизнь. Философы говорят об этом, как о «едином моральном стержне всех людей». Ратан Бхаттачарджи пишет: «Тагор стоял в одном ряду с такими людьми, как Альберт Эйнштейн и Махатма Ганди». В народе же – мы в этом уверены – Тагора называли уменьшительно-ласкательным именем Раби. Потому что любили…

Но что Тагор сделал для Индии? Почти всё, что в силах сделать одному человеку! Он поспособствовал возрождению индийской (в частности – бенгальской) культуры. Его стихи и песни до сих пор поются/читаются в народе не потому, что так нужно, не потому что заставляют, а потому что приятно, потому что тагоровская поэзия – это сердце бенгальского народа, его душа. Тагор проповедовал мир во всём мире, отстаивая права всех и каждого: от брахманов до «неприкасаемых», от богачей до бедняков. Когда англичане творили в Индии что хотели, Тагор – вместе с Махатмой Ганди – сыграл решающую роль в защите индийского народа. Причём он не только отстаивал права индийцев, но также – каким бы странным это ни казалось нашим жестоким патриотам – права англичан. Он, как человек дважды разумный, полагал, что любая человеческая жизнь священна и негоже, даже когда тебя всячески притесняют и щемят, прибегать к насилию и агрессии. Он поощрял бенгальское движение сопротивления англичанам ровно до того момента, пока это движение не взяло в руки палки и камни. Тагор это дело тут же осудил – и скрылся в тень. Ещё он основал знаменитый университет на открытом воздухе, где учился Сатьяджит Рай и сотни других индийцев, реально помогал деньгами крестьянам и беднякам, учился и учил, принимал участие в конференциях в десятках стран, представляя Индию на политической и культурной арене мире, развивал бенгальскую словесность, критиковал национализм и так далее до бесконечности.

И вот всё это – вся эта деятельность Тагора – была следствием его глубочайшей любви к жизни, его – если хотите – положительного жизненного опыта. Тагор любил мир и людей. Тагор любил Бога.

AirLove

Можно часами рассказывать о жизни и деятельности Рабиндраната Тагора, можно читать умные книги о том, как он «поднимал Бенгалию», можно говорить о политике, преподавании, общественной работе – всё это, конечно, важно и нужно. Но мы – и не только мы – считаем, что за фасадом Тагора-пророка (таким титулом его наградили на Западе) скрывалось самое обычное – и от того необычное! – любящее сердце. Тагор находил Бога в каждом человеке – и вот отсюда росли ноги всего того, что он делал: писал стихи, боролся за права людей или просто играл с детьми. Ещё один знаменитый индиец-просветитель, ученик Рамакришны Вивекананда говорил: «Каждая душа потенциально божественна. И задача человека заключается в том, чтобы проявить эту божественность в себе самом, управляя своим естеством, внешним и внутренним. Добейтесь этого трудом, верой, духовным усилием или философией – любым из этих способов или всеми вместе – и будьте свободны. Вся религия в этом. Доктрины, догмы, ритуалы, книги, храмы, формы – всё это лишь второстепенные детали». Вот это – на практике – и произошло с Тагором. Он раскрыл собственный потенциал, воспрял духом и осознал единство человеческой расы, общность всех религий и божественность каждого человека. Тагор писал: «Религию нельзя разделить на фрагменты и выдавать по установленной мерке ежедневно или еженедельно, как различные дисциплины школьной программы. Она есть истина нашего бытия, сознание наших личных отношений с бесконечным; она есть подлинный центр нашей жизни». Этим Тагор делился с миром, напоминая людям о том, что невозможно забыть, что всегда было и будет. Остальное – как говорится – детали. Но суть его поэзии-жизни-убеждений – именно что в осознании Истины.

В фильме Рая есть один красивый эпизод. Это реальная история духовного пробуждения Рабиндраната Тагора, когда, будучи ещё молодым человеком, он пережил странное, радостное, немыслимое единение со всем миром. Давайте не будем говорить, что Тагор «реализовался», «достиг состояния буддовости» или ещё как-то по-мудрёному. Святость – не нашего ума дело. Но – как нам кажется – каждый человек или когда-то переживал подобное, или продолжает переживать до сих пор. Это чувство удивительного родства со Вселенной, с каждым её атомом, со всем, что нас окружает и что есть в нас самих. Такое мгновение – длиною в вечность – называют «мгновением довольства жизнью и отсутствия желаний». Как бы там ни было, об этом много написано. Тут мы не говорим ничего нового.

Так вот. В фильме Рая рассказчик говорит: «Однажды утром нечто странное постигло поэта». После говорит сам Тагор: «Однажды моя жизнь увидела рассвет. Солнечные лучи освящали деревья. Внезапно я почувствовал, будто какая-то древняя пелена тумана в один миг спала с моих глаз и утренний свет на лице мира выявил внутреннее сияние радости. Стих, который я написал в первый день после моего прозрения, я назвал «Пробуждение водопада»».

Electric Light Orchestra – Waterfall

Сегодня солнце, встав над облаками,

Проникло в душу жаркими лучами

(Так в склеп порой проникнет птичье пенье),

И после многих дней настало пробужденье.

Настало сердца пробужденье.

Глаза мне слёз туманит пелена,

И сердце ширится, и грудь тесна.

И камни рушатся

От содроганья скал,

Вздымается, рыча,

За валом вал,

И волны мечутся, как пойманные звери,

И вырваться хотят, и ищут двери.

Но почему же, словно камень, Бог?

И почему со всех сторон

Нагромоздил преграды Он?

Препятствия, о сердце, сокруши,

И приоткрой лазейку для души!

Вслед за ударом наноси удары,

Пускай, догнав, волна к волне прильнёт…

Когда взволнованное сердце пьяно,

Разгонит ветер пелену тумана.

Когда взметнётся пламенем желанье,

Мир сбросит с плеч тяжелый гнёт,

Любовь и жалость переполнят душу,

И каменную стену я разрушу

И песней — беспокойною, безумной,

Залью и океан и сушу.

На радугу похожи крылья,

В руках цветов роскошных изобилье.

Бегу, бегу, как будто от погони,

Легко скачу я по вершинам гор,

Звенит от смеха синий кругозор

И хлопают восторженно ладони!

Во мне так много жизни, песен, слов, –

Я переполнен ими до краёв.

Сегодня сердце встрепенулось равно,

Почудились напевы океана…

Увы, вокруг меня

Тюрьма, как западня…

Бей в стену, бей, ударами звеня.

Какою песней пробудила птица

Сиянье дня!

Cat Stevens – Silent Sunlight

О влиянии Рабиндраната Тагора на Сатьяджита Рая даже говорить не приходится. Факт: Рая называют «кинематографическим Тагором», «продолжателем традиций великого поэта» и «культурным сыном Тагора». Соболев пишет: «Юность Рая связана с деятельностью великого индийского мыслителя-просветителя Тагора. Дед Рая был близким другом и однолетком Тагора. Рано умерший отец – талантливый поэт, музыкант и художник – пользовался особой любовью Тагора. Через много лет Рай, разбирая архив Тагора, с удивлением узнает, что в момент своего увлечения спиритизмом Тагор вызывал для бесед дух только его отца. «Именно Тагор», – говорил Рай, – «лично настоял на том, чтобы я провёл несколько лет в его университете… Позднее я понял, что пребывание там принесло мне огромную пользу: обучавшие меня тамошние преподаватели были по-настоящему великими художниками»». Ещё известно, что «свой первый серьёзный сценарий Рай написал в 1946 году. Сценарий этот основывался на книге Тагора «Дом и мир». Рай даже думал снять по нему фильм, но весь проект накрылся, потому что продюсер пожелал внести в сценарий изменения, а Рай на это не согласился». Позже, в 1984 году, Рай таки снимет фильм по знаменитому роману Тагора. Сегодня «Дом и мир» Рая считается одним из лучших его фильмов, непревзойдённым шедевром драматического и гуманистического кино. От себя скажем, что это – сущая правда. «Дом и мир» – чудо, которое следует посмотреть каждому человеку. В наших планах заказать себе футболки с надписью: ««Дом и мир» Сатьяджита Рая – наш дом и мир».

Вайсфелд: «Тагор был любимым поэтом Рая. И тут нет ничего удивительного: влияние Тагора на всю индийскую культуру, в особенности на бенгальскую, к которой принадлежит Рай, неизмеримо. Идея пробуждения страны пронизывает всё творчество Тагора. Он оказал огромное влияние на формирование художественного мировоззрения знаменитого бенгальского режиссёра. Да и сам Рай подчёркивал выдающееся значение Тагора в своей жизни. Разумеется, говорить об этой преемственности можно не в плане иллюстративного воспроизведения или тем более повторения выразительных приёмов классика литературы Индии, а в том смысле, что молодой кинематографист уже с первых шагов своей работы хотел, чтобы его творчество стало голосом народа, его песней, чтобы экран стал продолжателем лучших художественных традиций Бенгалии». Так и случилось. Факел культуры не погас. Знание о жизни продолжает жить. От Тагора – к Раю, от Рая – к последующим поколениям, и так далее. Истина одна и та же: она узнаётся и в Древнем мире, и в мире компьютерных технологий. Как говорил один мудрый человек: «Небо со времён Пушкина всё то же».

Paban das BaulRam Rahim

Рангунвалла – какое имя! – пишет: «В 1961 году Рай создал два фильма, посвящённых столетию со дня рождения великого индийского просветителя Рабиндраната Тагора. Первый, под названием «Рабиндранат Тагор» – великолепный часовой биографический документальный фильм, самый яркий из всех документальных лент Рая. И второй – трёхсерийный художественный фильм «Три девушки», в основу которого положены три рассказа Тагора: «Почтмейстер», «Монихара» и «Решение»». Итак, Рай снимал не только художественное, но и документальное кино. Например, «Сикким» – есть такая страна – фильм, снятый по заказу короля Сиккима, и «Внутренним взором» – фильм об учителе-художнике Сатьяджита Рая. Но «Тагор» – фильм о Тагоре – принято считать самым удавшимся, самым художественным из них. В этом фильме документальная хроника сочетается с игровым кино: иногда перед нами – реальный Тагор, иногда – актёр, исполняющий его роль. Такой симбиоз – реального и постановочного – идеально подходит Раю, потому что его художественные фильмы – даже если это сказочное кино – реалистичны, в них чувствуется своеобразная документалистика, хроникальность, правда. Так что когда Рай берётся снимать документальный фильм, естественно, что он использует в нём игровые эпизоды. Соболев: «На наш взгляд, особенно интересна в фильмах Рая достаточно прочная связь с тем направлением в современном кино, которое называют документальным, или, лучше сказать, документально-игровым. Отчасти, и поэтому он охотно взялся за правительственный заказ снять фильм о Тагоре к столетию со дня рождения великого мыслителя и поэта Индии и, соединив документы и фотографии из архива с игровыми эпизодами, создал картину тонкого мастерства и большой эмоциональной силы. Этим фильмом он как бы выплачивал долг ученика учителю, а Рай, надо заметить, очень многим обязан тагоровскому наследию». А вот – Бхаттачарджи: «Это нечто более глубокое, чем просто документальный фильм. Рай осознавал, что создаёт официальный портрет Индии. Тем не менее, «Тагор» максимально далёк от того, что принято называть агитационной картиной». Тут вклинимся: именно так! Есть множество агитационных документальных лент, о которых даже говорить не хочется! Когда режиссёр не просто рассказывает историю шахтёра Куркина, но все полтора часа фильма доказывает, что Куркин – полубог и совершенство, альфа-самец и пример для подражания, спаситель детей и защитник женщин. Куркин – ангел во плоти! И тут он молодец, и там всё хорошо!.. Очевидно, что такое кино снимается на заказ и не имеет никакой реальной ценности. Но в случае с Раем – как говорят, всё определяет человек – получился биографический фильм-признание. Признание в чём? Да в любви, как обычно! Рай неравнодушен к Тагору. Он уважает и ценит этого человека. Он пытается с теплом и любовью поделиться с нами историей жизни великого поэта. Это и есть реальная ценность фильма. Ты его смотришь – и получаешь от Рая всё самое лучшее. А есть ещё художественная ценность, когда наслаждаешься монтажом, режиссурой или игрой актёров. Рай и тут не сплоховал! Опять Бхаттачарджи: «Рай орудует камерой как дирижёрской палочкой. Фильм снят в спокойном, классическом стиле. В нём чувствуется то самое величие гения Рая, за которое ему аплодировали Акира Куросава, Джеймс Айвори и Джон Хьюстон». А вот сам Раюшка: «Десять или двенадцать минут в моём фильме о Тагоре – там, где рассказывается о его детстве – это, пожалуй, самые трогательные и сильные эпизоды из всех, которые я когда-либо снимал».

Herman’s Hermits – Little Miss Sorrow, Child Of Tomorrow

Фильм Рая о Тагоре называют «сагой творческого мастерства». Удивительно точно подмечено!

И вот – пополняем ваш багаж знаний – Леонид Золотаревский: «В 1959 году в связи с приближающимся столетием со дня рождения Тагора был собран юбилейный комитет, принявший решение о создании документального биографического фильма. Среди других дебатировалась кандидатура Рая в качестве возможного автора фильма. Сторонники Рая ссылались на его заслуги в создании кинопроизведений, проникнутых духом великого писателя, поэта и драматурга. А противники утверждали, что подобная работа должна быть поручена историку. Говорят, что спор решил Джавахарлал Неру, который был членом юбилейного комитета. Пользовавшийся огромным авторитетом выдающийся государственный деятель был всемирно признанным историком и писателем. Он утверждал, что фильм о Тагоре должен делать не историк, а художник. Большинство поддержало позицию Неру. Раю была поручена работа над фильмом». Вот что было дальше: «Вполне естественно, что Рай-документалист столкнулся со столь знакомой многим его коллегам и тяжело преодолимой трудностью – скудостью изобразительного и тем более кинематографического материала. Это неизбежно сказалось прежде всего в первой части фильма, о которой шла речь. Не будучи в силах использовать средства документального кинематографа, Рай-художник прибегает к игровому кино для реконструкции эпизодов из жизни семьи Тагоров. Так в ткань биографического кинодокумента вплетаются разыгранные актёрами интермедии, а за кадром продолжает звучать всё тот же красивый, почти бесстрастный голос комментатора… В этом фильме Рай-документалист становится неотделим от Рая-художника, поднимаясь от публицистики до высокой образности». И вот что было в конце: «Рассказывают, что 4 марта 1961 года просмотр фильма состоялся во дворце президента Индии. Джавахарлал Неру вошёл в зал в чрезвычайно угнетённом состоянии духа – был при смерти его близкий друг. Премьер выглядел так, будто жизнь стала для него невыносимой. Но когда по окончании просмотра зажёгся свет, присутствующие увидели изменившееся выражение лица Неру – жизнеутверждающая концепция фильма, великий гуманистический оптимизм Тагора, точно и убедительно выраженный Раем, вселил силу и веру в усталого, прожившего трудную жизнь человека. Когда два месяца спустя Неру вручал Раю почётный приз, в его словах вновь прозвучала высокая оценка этого значительного произведения».

Но, тем не менее, всё это – только интересные факты-истории. Куда важнее сам «Рабиндранат Тагор» – и фильм, и человек. Вот есть в фильме такая сцена: отец Рабиндраната прогуливается по своему дому и вдруг наталкивается на лист бумаги, лежащий на полу. Лист оказывается не простым. Это – страница из Упанишад. И на странице написаны вот такие стихи. Говорят, что они изменили жизнь Тагора-старшего:

Бог есть нечто высшее и всепроникающее.

Наслаждайтесь отречением и не желайте богатства ближних.

Отречение же – как мы слышали – есть не бегство от мира, не аскетизм, не постоянное одиночество, но свобода духа, непривязанность к страстям, радость существования в единении с сущим. И может оно и звучит излишне пафосно или эзодурично, а только это не имеет никакого значения, как оно там звучит. Главное – это открыть в себе самого себя, жить в мире с самим собой, узнать правду. А какими словами мы говорим об этом – это уже второстепенно. Правда иногда – вот как в случае с Тагором – слова эти могут быть настолько мистичны, таинственны и красивы, что через них перетекает в человека некая Сила, способная побуждать его – как пелось Гребенщиковым – «к движению в сторону весны». Прочёл стихотворение, оно тебя взяло за сердце – и давай-ка, духовно расти! Или посмотрел фильм Рая – и сразу же захотелось стать лучше!

Так дай нам Бог не забывать об этом ни на секунду. Иначе зачем мы живём на земле?..

До свидания!

* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь