Пёс-призрак, сокрытый в листве

Выпуск 004. Добавлен 2016.04.25 16:20

Здравия всем!

Может быть, вы не знали, но в книге «Хагакурэ» есть такая история: «В местности Камигата люди, выходя посмотреть на цветы, берут с собой завтрак в небольшой коробочке. Когда приходит время возвращаться домой, они бросают коробочку на землю и топчут по ней ногами… Во всех вещах важен их конец».

Ondekoza – Komori Uta

Как поговаривал Пифагор, «где есть один, там есть и два». Мистический вестерн «Мертвец», который оказался подлинным откровением своего времени, обессмертил имя Джима Джармуша и возвёл его до уровня живого пророка. И это не смотря на то, что фильм провалился в прокате и не сумел добыть «Золотой пальмовой ветви» на Каннском кинофестивале. Вероятно, «Мертвец» был настолько хорош, что деньги и слава обошли его десятой стороной.

После этого Джармуш уходит на каникулы. Долгое время ему не удаётся взяться за новый сценарий, пока он случайно не сталкивается с актёром Форестом Уитакером, который предлагает режиссёру поработать вместе. И тогда Джармуш начинает задумываться над тем, в какой бы роли ему хотелось увидеть Уитакера. Так ему в голову приходит история, в которой чернокожий самурай, живущий с голубями на крыше, бросает вызов итало-американской мафии, чтобы защитить своего господина. Здесь стоит упомянуть о любопытной манере Джармуша писать сценарии не так, как это обычно принято: «Я начинаю с того, что придумываю персонажей, о которых будет фильм, и сразу представляю себе, какие актёры их будут играть. А когда у меня уже есть представление об атмосфере фильма и об актёрах, я начинаю собирать воедино разрозненные детали, связанные с персонажами и настроением фильма; то есть история вырастает из разнообразных, довольно неопределённых мыслей. Это похоже на детскую игру: нужно соединить линией пронумерованные точки – и получится рисунок. На самом деле сначала у меня вообще нет сюжета, а есть лишь отдельные моменты, связанные с героями фильма; я накапливаю эти моменты примерно в течение года, а потом свожу их воедино, и уже из них вырастает сюжет».

Итак, Джармуш намеревается снять фильм о гангстерах и самурае. И если с первыми всё было предельно ясно (Джармуш много лет прожил по соседству с настоящими итальянскими мафиози), то культура самураев оставалась для режиссёра тайной за семью печатями. Чтобы избавиться от сего невежества, Джармуш обращается к японской литературе. Он перечитывает множество книг об истории самураев и их образе жизни. Но среди всех произведений подобной тематики одна книга особенно западает ему в душу. И называется она «Хагакурэ», то есть «Сокрытое в листве».

Ondekoza – Kawaki No Umi Part IV

Вот что рассказывает об этой книге сам Джим Джармуш: «Книга «Хагакурэ» – это текст, написанный старым самураем в пятидесятые годы восемнадцатого века. В нём изложены жизненные правила и философия самурая. В этой книге собраны самые разные вещи: от мелочей, касающихся того, какую пищу есть, как строить дом, как чистить оружие, до невероятно глубокой философии дзэн».

Книга «Хагакурэ» состоит из нескольких частей: одна её часть посвящена наставлениям легендарного самурая по имени Ямамото Цунэтомо, а другая – историям на тему самурайской чести и воинской храбрости. И вот тут следует задаться важным вопросом: так кто они же такие – самураи?

Самураями в феодальной Японии называли воинов из особого сословия мелких дворян. Они были призваны служить своему господину, старшему феодалу, и отличались особым мастерством в обращении с холодным оружием. Меч в руках самурая служил надёжной защитой для богатого феодала, а потому самураи всегда были ими востребованы и охотно звались на службу. В народе самураев чтили как непобедимых воинов, которым нет и не может быть равных в искусстве фехтования. О самураях слагались легенды, их откровенно боялись. Самураю, например, ничего не стоило зарубить человека на месте, если тот его оскорбил.

Но быть самураем – значило не только умело обращаться с мечом. Ещё в глубокой древности, задолго до появления первых самураев, в Японии сложился особый кодекс воинской чести, правила поведения, которые предписывались солдатам. С годами эти правила подкреплялись философией, поддавались влиянию искусства, местных религий и обычаев, и постепенно они оформились в так называемый самурайский кодекс – бусидо, что означает «Путь воина». И книга «Хагакурэ» — это, как раз, трактат о бусидо.

Eitetsu Hayashi & Kaoru Wada – Bushido

«Если нужно в нескольких словах выразить самое главное в жизни самурая, я скажу: душой и телом служи своему господину. Если же меня спросят, что ещё важно для самурая, я отвечу: совершенствуй свой разум, будь человечным и проявляй смелость».

В «Хагакурэ» собрано множество высказываний. От коротких буддийский мудростей вроде «все дела нужно делать сосредоточенно» или «нет ничего за пределами текущего мгновения»» до крайне практичных советов о том, сколько раз в день следует причёсывать волосы или как именно следует вести беседу со слугами. Не удивительно, что интерес Джармуша вызвали вот такие изречения: «Попав под дождь, ты можешь извлечь из этого полезный урок. Если дождь начинается неожиданно, ты не хочешь намокнуть и поэтому бежишь по улице к своему дому. Но, добежав до дома, ты замечаешь, что всё равно промок. Если же ты с самого начала решишь не ускорять шаг, ты промокнешь, но зато не будешь суетиться. Так же нужно действовать в других схожих обстоятельствах». «Воистину, нет ничего, кроме подлинной цели настоящего мгновения. Вся жизнь человека есть последовательность мгновений. Если человек до конца понимает настоящее мгновение, ему ничего больше не нужно делать и ни к чему стремиться. Живи и оставайся верным подлинной цели настоящего мгновения».

Кроме «Хагакурэ» Джармуш вдохновлялся и другими произведениями. Например, он прочёл «Книгу пяти колец», которая была написана одним из самых известных фехтовальщиков XVII в. Миямото Мусаси. Говорят, что Миямото Мусаси пережил тысячи поединков и ни в одном из них не потерпел поражения. В «Книге пяти колец» он открывает тайну стратегии – искусства побеждать противника. Как и в «Хагакурэ», Мусаси обращает особое внимание на воспитание в самурае духа воина, без которого немыслима никакая победа. Он пишет: «Вот заповеди для мужчин, которые хотят изучить мою стратегию:

1. Не допускай бесчестных мыслей.
2. Познавай Путь в тренировках.
3. Познакомься с каждым искусством.
4. Познай Пути всех профессий.
5. Различай выигрыш и потерю в мирских делах.
6. Развивай интуитивное понимание окружающего.
7. Прозревай невидимое.
8. Обращай внимание даже на заурядное.
9. Не делай ничего бесполезного».

Однако, что же именно отличает самурая от остальных воинов, вроде мастеров кунг-фу или средневековых рыцарей? Ответ на этот вопрос может показаться очень и очень странным. Самое главное правило бусидо – искать смерти.

Eitetsu Hayashi & Kaoru Wada – Kiru

 Смерть для самурая – это центральная тема жизни, её главная и единственная цель. Подобная точка зрения нам, воспитанникам западной культуры, кажется, мягко говоря, нездоровой. И действительно, как можно понять человека, который без малейших сомнений готов в любую секунду расстаться со своей жизнью? Во имя чего стоит так поступать? Что для человека может быть важнее жизни? Или дело совсем не в этом? Попробуем разобраться.

В «Книге пяти колец» написано так: «Смерть – самое важное обстоятельство в жизни воина. Если ты живёшь, свыкнувшись с мыслью о возможной гибели и решившись на неё, если думаешь о себе как о мёртвом, слившись с  идеей  Пути Воина,  то  будь  уверен,  что сумеешь пройти по жизни так, что любая  неудача  станет  невозможной,  и   ты   исполнишь свои обязанности как должно». О смерти упоминается и в «Хагакурэ»: «Каким бы ни был человек, богатым или бедным, молодым или старым, высокого положения или низкого, мы знаем о нём лишь то, что рано или поздно он умрёт. Все мы знаем, что умрём, но продолжаем цепляться за соломинку. Мы знаем, что наши дни сочтены, но думаем, что другие умрут раньше нас, а мы уйдём последними. Смерть нам кажется чем-то очень отдалённым. Разве это правильное суждение? Оно бессмысленно и напоминает шутку во сне. Нехорошо рассуждать таким образом и оставаться небрежительным. Поскольку смерть всегда рядом, нужно прилагать усилия и действовать без промедления».

Получается, что самураи не были одержимы идеей смерти, а наоборот – они стремились к тому, чтобы жить осмысленно и благородно, а потому не боялись признавать такие очевидные вещи, как смерть или убийство. При этом жестокость, согласно кодексу самурайской чести, считалась постыдным качеством. Истинный самурай был обязан проявлять сострадание к ближним и помогать всем тем, кто нуждается в его помощи. Убивать без причины – значило поступать недостойно.

Да и наша с вами европейская цивилизация не так уж нетерпима к смерти, как это может показаться с первого взгляда. Основоположник всей западной культуры, философ Платон считал, что «смерть – это не самое худшее, что может произойти с человеком» и что «никто не знает что такое смерть – вполне возможно, что это величайшее добро для людей. Однако все её боятся, как будто смерть – величайшее зло». Римлянин Сенека замечал: «Наша ошибка в том, что мы смотрим на смерть как на будущее событие. Большая часть смерти уже наступила: то время, что за нами – в её владении». А Гилберт Кийт Честертон называл смерть «единственно возможным способом познания жизни». И если вдуматься в эти слова, то можно понять, что для японского воина, который переставал бояться смерти и принимал её как неизбежное, эта самая смерть становилась отныне великим учителем жизни. Она наставляла его, как учитель ученика, и ученик оставался верен своему учителю до конца.

«Подлинный самурай не думает о победе и поражении. Он бесстрашно бросается навстречу неизбежной смерти. Если ты поступишь также, ты проснёшься ото сна»

Northstar& RZA & Blue Raspberry – 4 Cho Cho

Джим Джармуш сказал: «Ничего оригинального нет. Крадите всё, что вдохновляет вас или даёт пищу воображению. Хватайте старые фильмы, новые фильмы, музыку, книги, картины, фотографии, стихи, сны, случайные разговоры, архитектуру, мосты, дорожные знаки, деревья, облака, воду, свет и тени. Для грабежа выбирайте только то, что трогает напрямик вашу душу». «Пёс-призрак: Путь самурая», как никакой другой фильм Джармуша, построен на этой концепции. Джармуш собрал богатый культурный урожай и перемолол его в «Призраке». Так получился фильм на стыке разных кинематографических жанров, в котором затрагиваются темы восточной философии и западной культуры.

Музыку к фильму записал известный мастер хип-хопа RZA, который питает нежные чувства к лентам о восточных единоборствах и самурайских битвах. RZA и по сей день остаётся бессменным лидером «Ву Танг Клана» – нью-йоркской группы, членов которых объединяет интерес к хип-хопу и кунг-фу. И вроде бы следует удивиться этой странной комбинации – хип-хоп и кунг-фу – но если внимательно приглядеться к тому, что происходит в культуре нового века, то станет очевидным, что такое понятие как «местная культура» уже давно изжило себя. С появлением Интернета и началом свободного распространения информации дистанция между культурами стала стремительно сокращаться. Так что сегодняшний культурный пейзаж всё больше напоминает одну глобальную деревню, в которой Восток и Запад, как видимо, уже нельзя отличить друг от друга.

В «Призраке» налицо кровосмешение культур: цитаты из «Хагакурэ» разбавляются американскими мультфильмами, итальянская мафия обнаруживает незаурядное понимание дзэн, а два приятеля, говоря на разных языках, тем не менее отлично ладят друг с другом. И всё это делает фильм удивительно интересным, хотя, сколько об этом не говори, всё равно ничего не расскажешь. Красоту «Пса-призрака» нельзя передать словами. Красота вообще не имеет названия. Она просто есть – и всё тут.

Suga Bang Bang – Don‘t Test/Wu Stallion

«Однажды Мороока Хикоэмон должен был поклясться перед богами, что он беззаветно предан какой-то идее. Но он сказал:

— Слово самурая твёрже металла. Поскольку я запечатлел это слово в себе, причём тут боги и будды?

После этого его торжественная клятва была отменена».

Спасибо Вам большое!

Sunz of Man &12 O’Clock & Blue Raspberry – Strange Eyes
* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь