Принцесса Мононоке

Выпуск 017. Добавлен 2016.04.27 17:00

Здравия всем!

Блаженный Шри Чинмой говорил: «Если ты когда-нибудь осмелишься сразиться с ненавистью, то для этого есть лишь одно оружие – любовь».

EurythmicsThe Miracle Of Love

Полнометражный анимационный фильм «Принцесса Мононоке», выпущенный японской киностудией «Гибли» в девяносто седьмом году, имеет самое прямое отношение к словам Шри Чинмоя. В этом фильме есть одинаково как ненависть, так и любовь, и любовь оказывается сильнее.

Рассказывать о «Принцессе» – дело неблагодарное. Этот фильм слишком чудесен и поразителен, чтобы о нём можно было говорить избитыми фразами. Как описать волшебство? Как передать тайну? Это невозможно. Их следует ощутить самому, иначе – всё бесполезно. Как говорил Джон Леннон: «Знаете, это как пытаться объяснить вкус апельсинового сока. Можно сыпать терминами, сравнивать, сопоставлять, но единственный реальный опыт – это выпить его самому. Всё остальное – пустая трата времени».

Наверное, так оно и есть. Восторг от фильмов Миядзаки очень трудно передать словами. Одна из таких попыток принадлежит известному режиссёру и сценаристу Энди Вачовски, одному из создателей «Матрицы»: «Посмотрев этот фильм, вы можете сделать только одно: немедленно броситься к телефону и заказать всё, что когда-либо делал Миядзаки. «Принцесса Мононоке» принадлежит к числу фильмов, которые оправдывают существование кино. Он отпечатывается в вашем воображении и остаётся там навсегда. Это шедевр».

Joe Hisaishi – Ashitaka Sekki

«Давным-давно земля была покрыта лесами, в которых испокон веков обитали духи богов. Тогда люди и звери жили в гармонии, но со временем лесов почти не осталось, а оставшиеся стали охранять гигантские твари, поклявшиеся в верности Лесному Духу. То были времена богов и демонов».

Такими словами начинается «Принцесса Мононоке». С первых же кадров фильма зритель погружается в магическую атмосферу средневековой Японии, времени древних знаний и могучего колдовства. В деревне, на северо-востоке Страны Восходящего Солнца, живут простые и благородные крестьяне из племени эмиси. Их юный принц, Аситака, становится жертвой проклятия. Когда на деревню нападает демон, Аситака бросается в битву и побеждает его, но при этом случайно касается демона и заболевает. Теперь юный принц проклят и ему больше нельзя оставаться в деревне. Мудрая ворожея, гадая на камнях, предсказывает судьбу Аситаки. «Боюсь, дело плохо», – говорит она ему. – «Камни говорят, что бог кабанов пришёл с запада. Он был отравлен ядом, который довёл его до безумия. Яд ненависти, которая поглотила его сердце и плоть и превратила в чудовище. Принц Аситака, эта хворь поразит всё твоё тело, плоть и кости. Она будет причинять невыносимую боль, пока не убьёт тебя. Судьбу не обманешь, мой принц! Однако ты можешь бросить ей вызов. В западных краях царствует зло. Ты должен отправиться туда и увидеть его глазами, не затуманенными ненавистью, и тогда, возможно, тебе удастся снять это проклятие». Аситака собирается в путь. Он прощается со своим племенем и скачет далеко на запад, туда, где началась ненависть.

Его путешествие продлится многие месяцы. Странствуя обширными землями, он переживёт множество приключений: его примут в Железном Городе, которым заправляет госпожа Эбоси, и он побывает в волшебном лесу, который населяют боги и демоны и где живёт воспитанница волков Сан, она же – принцесса Мононоке. Невольно Аситака становится участником конфликта: между людьми и жителями леса издавна тянется распря. Люди вырубают и сжигают лес, а его обитатели нападают на горожан, пытаясь защитить свою территорию. Обе стороны исполнены ненависти и жаждут уничтожить друг друга. Но храбрый принц убеждён: если прекратится вражда, если сердца людей и волшебных существ смягчатся от гнева, то война может быть остановлена. Однако возможно ли это?

«Аситака – это не какой-нибудь весёлый и беззаботный мальчик», – рассказывает Миядзаки. – «Он задумчивый, грустный человек со сложной судьбой. В какой-то степени я ощущаю себя таковым, хотя раньше и не делал фильмов с подобным главным героем». Аситака – миротворец, он мечется между двумя фронтами, убеждая и тех, и других прекратить насилие, и только благодаря ему эта жестокая война подходит к концу.

«Принцесса Мононоке», как и всякое выдающееся произведение искусства, затрагивает десятки разных тем и не останавливается на одной: защита окружающей среды и влияние технического прогресса на экологию, отношения между людьми из разных социальных классов, ненависть и любовь, свобода и рабство, верования предков, смена одной исторической эпохи другой и так далее. Но кроме всего этого следует отметить самое главное: «Принцесса Мононоке» – это удивительно красивый мультфильм.

Joe Hisaishi – Tabidachi, Nishihe

«Я не надеялся, что дети до конца поймут «Принцессу Мононоке»», – признавался режиссёр, – «но был сильно удивлён, когда они приняли этот фильм. Оказалось, что именно взрослые, в том числе и критики, оказались в замешательстве».

О каком замешательстве говорит Миядзаки? Да всё об одном и том же: практически каждый его фильм, словно прекрасная музыка, затрагивает потаенные струны души, и первыми на эту музыку откликаются именно дети, а не взрослые. Ведь детям не нужно объяснять, что такое добро или зло. Они знают это интуитивно, знают по опыту, которому слепо и беспрекословно доверяют. В «Принцессе Мононоке» затрагивается весьма и весьма сложная тема – нетерпимость, агрессия, насилие. И как это ни удивительно, но дети разбираются в ней гораздо лучше своих воспитателей. Ребёнок не может понять, что такое священная война или миротворческая операция. Если ты делаешь другому плохо, значит ты не прав – вот такая простая истина понятна любому первокласснику, но зачастую недоступна взрослым. Вот почему, мне кажется, «Принцесса Мононоке» была воспринята именно детьми, а критиками осталась непонятой. Для ребёнка разница между любовью и ненавистью очевидна, а вот для взрослого – это не так.

Annie Lennox – Thin Line Between Love And Hate

В буддийском священном писании «Дхаммапада» по этому поводу сказано так: «Никогда в этом мире ненависть не прекращается ненавистью, но лишь отсутствием ненависти прекращается она». Израильский царь Соломон, известный своей мудростью, наставлял: «Ненависть порождает раздоры, но любовь покрывает все грехи». Святой прошлого века, гитарист Джордж Харрисон, копал ещё глубже: «Если вам нравится чувство ненависти, то всегда найдётся тот, кого вы возненавидите». А вот Мартин Лютер Кинг: «Ахиллесова пята насилия в том, что оно – ведущая в пропасть спираль, рождающая именно то, что пытается уничтожить. Вместо того, чтобы уменьшать зло – оно преумножает его. Силой вы можете убить лжеца, но не сможете убить ложь и тем помочь правде. Вы убьёте ненавидящего, но не уничтожите ненависть. Напротив, насилие увеличивает насилие. И так по кругу. Цепная реакция зла – ненависть, порождающая другую ненависть – должна быть разомкнута, или иначе мы скатимся в тёмную пропасть». И наконец, любимейший писатель Миядзаки, Антуан де-Сент Экзюпери: «Когда зерно покрывается плесенью, не перебирай зёрен, поменяй амбар. Если люди ненавидят друг друга, не вникай в дурацкие причины, какие они нашли для ненависти. У них найдутся другие и для любви, и для безразличия, но они о них позабыли. Я не обращаю внимания на слова, я знаю: они – вывеска, и прочесть её трудно. Не умеют же камни передать тишину и прохладу храма; вода и минеральные соли – тень и листву дерева, так зачем мне знать, из чего выросла их ненависть? Она выросла, словно храм, и сложили её из тех же камней, из каких можно было сложить любовь».

Вот так считали все эти мудрые люди. И «Принцесса Мононоке» – это фильм, который претворяет эти слова в реальность. «Нужно смотреть на мир глазами, не затуманенными ненавистью», – повторяет за своими героями Миядзаки. – «Замечать плохое в хорошем и хорошее в плохом. Не отдавать заранее свой выбор какой-то одной стороне, но стараться сохранить баланс, существующий между ними». И вот так: «Мы изображаем на экране ненависть, но это нужно, чтобы показать существование более важных вещей. Мы изображаем проклятье, чтобы показать радость освобождения».

The WhoIm Free

Однако, как говорили древние, «не единым Аситакой жив человек». Принцесса Мононоке, имя которой переводится как «мстительный дух», не менее интересный персонаж. В детстве её бросили родители, девочка была обречена на голодную смерть, но Богиня-Волчица Моро нашла её и вскормила как собственное дитя. Сан – это второе имя принцессы – стала защитницей леса и сестрой для волков. Она возненавидела всех людей, которые уничтожали лес и его жителей, но главным её врагом стала Эбоси, госпожа из Железного Города. Эта женщина – ещё один яркий персонаж. Бесстрашная, воинственная, она не остановится ни перед чем, чтобы добиться своих целей: вырубить лес, изгнать демонов и богов и сделать человека единственным хозяином мира.

О принцессе Мононоке Миядзаки рассказывал так: «Во многих моих фильмах есть сильные героини – отважные, самодостаточные девушки, которые борются за то, во что верят всем сердцем. Им необходим друг и помощник, но точно не спаситель. Я считаю, что каждая женщина способна быть героем в той же степени, что и мужчина». А эти слова режиссёра – про госпожу Эбоси: «Она хочет построить рай в её собственном понимании. У неё есть чёткая цель, и она предпринимает всё для её достижения. Эбоси не остановится ни перед чем: ни перед убийством, жертвоприношением или даже самопожертвованием. Её поступки перекликаются с теми глобальными экспериментами, которые люди проводили над собой в ХХ веке, например, с социалистическими идеями».

Эбоси олицетворяет собой цивилизацию, промышленный прогресс, а Сан – природу, растительный и животный мир. Их конфликт – это метафора вечного противостояния человека и окружающей среды, которое, по мнению Миядзаки, разрешить невозможно. Человек всегда будет стремиться подчинить себе природу, а та – останется причиной многих человеческих бедствий, вроде голода или жажды. Миядзаки также замечает, что роль Аситаки в этом конфликте весьма незавидная: он обречён оставаться третьей стороной; его не принимают ни в Железном Городе, ни в священном лесу. «Я полагаю, что Аситака – это человек XXI века», – продолжает размышлять Мидязаки. – «В наши дни существует немного способов спасти природу. Аситака подвергает сомнению действия людей, которые пытаются выжить в экосистеме, но с другой стороны, он не может отрицать человеческие страдания и голодные смерти. У него нет выбора, только жить, разрываясь между сторонами этого конфликта. Только такой путь сегодня и остаётся людям».

И всё-таки господин Миядзаки – и мы с вами это уже хорошо знаем – совсем не для того занимается анимацией, чтобы его зрители переживали из-за неразрешимых проблем или задумывались над философскими вопросами. «Для меня борьба за экологию — это одна из важнейших ценностей в жизни», – замечает художник. – «Но я снимаю фильмы не для того, чтобы поговорить с публикой об экологии. У меня есть другие причины». Хм, интересно, какие?

Van Morrison — Tir Na Nog

«Японцы и по сей день продолжают хранить в своих сердцах чудесный образ озера высоко в горах, что поросли чащей непроходимого леса, местность, где не ступала нога человека. В этом святом месте живут гигантские змеи и другие существа, которых нельзя увидеть рядом с человеческим жильём. Мы верили в это долгое время. И я до сих пор чувствую, что должно существовать такое святое, безлюдное место где-то в горах, источник всего живого. Японские сады определённо пытаются воспроизвести этот святой, чистый и нетронутый мир. Чистота всегда была главным для японцев.

Но мы утратили такую чистоту. Япония как государство меня не волнует. Мы утратили то ядро, которое объединяло нас как народ, живущий на наших островах, лишились собственных корней.

Вот здесь ко мне и приходит идея, что мир создан не только для людей, но и для всей жизни, а людям отведено место в своей части этого мира».

По мнению Миядзаки, всё в нашем мире обладает своей душой, то есть является живым. Такую точку зрения принято называть анимизмом (от латинского слова «anima», что значит «душа»). «Мне нравится многобожие», – поясняет Миядзаки,«точнее, одушевление всех предметов, явлений и живых существ. Как религия анимизм может показаться примитивным, но на самом деле он глубок, как море. Именно он позволяет докопаться до истоков любого религиозного сознания». И в «Принцессе Мононоке» Миядзаки придерживается именно этой идеи. Священный лес населяют многочисленные волшебные существа, его духи и покровители, и самый великий из них, Лесной Дух, бог леса, настолько могущественен, что может излечить от любой болезни и даже избавить от смерти. Но люди, обуреваемые корыстью, замышляют убить Лесного Духа и завладеть его головой, которая, согласно поверьям, может сделать человека бессмертным. И самое интересное в этом то, что это не просто выдумка, фантазия Миядзаки. Как считает режиссёр, это событие действительно произошло.

«Я считаю, что японцы всё-таки убили Лесного Духа в эпоху Муромати, между XIV и XVI веками. Как раз в то время мы перестали преклоняться перед лесом. Точнее, я не считаю, что это произошло именно в ту самую эпоху, поскольку прогресс в разных регионах шёл неравномерно. С древнейших времён и до средневековья существовал определённый барьер между человечеством и природой, который люди не пересекали. Этот барьер отделял наше пространство, которым люди распоряжались по своему разумению, но за этой границей никакие человеческие законы не действовали, там простирался не мир людей, а некое убежище, свободное, чистое и непотревоженное. Об этом писали историки Кинья Абэ и Ёсихико Амино. И я считаю, что это действительно правда. Люди постепенно теряли понимание этой святости и, в конце концов, потеряли уважение к природе. Мой фильм рассматривает этот процесс целиком».

Work Force – Magic Is Gone

После этих слов становятся понятны причины, побуждающие Миядзаки заниматься мультипликацией, причины, из-за которых он вообще принялся рисовать. Скажу словами профессора Оксфордского университета, сэра Джона Толкина: «Мир волшебной сказки необъятен, глубок и беспределен, его населяют всевозможные звери и птицы; его моря безбрежны и неисчерпаемы; его красота зачаровывает; он наполнен радостью и печалью, которые острее меча. Счастливцем может считать себя тот, кому дано войти туда, но язык путешественника не в силах описать всё богатство и необъяснимость этой страны. И пока он там, ему опасно задавать слишком много вопросов, чтобы ворота не закрылись, и ключи от них не были потеряны».

Миядзаки – житель такой страны. Он ощущает себя человеком той далёкой эпохи, когда волшебные существа – духи и демоны – ещё не были вымыслом и жили бок о бок с людьми. Разумеется, на всё это можно смотреть скептически и называть это фантазёрством, глупостями японского старика. Но только это не глупости, а настоящая мудрость.

Так дай же нам Бог становится мудрее и хотя бы изредка посещать такие места, которых не отыщешь на карте. На этом – всё. До свидания!

* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь