Монти Пайтон: грандиозная история становления

Выпуск 200. Добавлен 2018.04.04 21:05

Здравия всем!

Дамы и господа, в студии – Стив Мартин: «Спасибо, спасибо!.. В конце шестидесятых годов появилось нечто такое оригинальное, такое безумное и ни на что не похожее, что многие навсегда изменили своё представление о юморе. Это был умный юмор, кто-то назвал его интеллектуальным. Он стал очень популярен. Он был одновременно тонким и бесхитростным, опасным и горячим, визуальным, но и чрезвычайно литературным, сердечным, щедрым, анархичным, но в первую очередь – смешным. Потрясающе смешным!.. Но довольно уже обо мне. Ведь это группа «Монти Пайтон». «Пайтоны», без всякого сомнения, одна из самых значимых групп в искусстве ХХ века. Молодые, талантливые и такие необычные. Они были британцами. Шесть фантастически одарённых, незабвенных парней: Джон, Пол, Джордж, Ринго… Боб… и… ещё один… незабвенный парень. Они были невероятными, они были прекрасными, они были сумасшедшими».

Monty Python’s Spamalot – Tuning

Сегодня, в двухсотом выпуске радиопередачи «Киноведы», мы начнём говорить о великих и всемирно популярных комиках, объединившихся под именем – пам-пам-пам-пам! – «Монти Пайтон»! И раз дело касается таких серьёзных дядек – подходить следует издалека. Никаких летающих цирков! Никаких Брайанов и королей Артуров! Никаких Спамалотов и никакого спама! Кто ж так делает – с головой кидается в самый омут?! Не для всех «Монти Пайтон» – короли комедии. Не все – по крайней мере, в наших краях – готовы жевать альбатроса и смеяться над самой смешной шуткой на Земле. «Монти Пайтон» – это кипа материала, смешного и абсурдного, дикого и плоского, высокоинтеллектуального и приземлённого. И если Вы, несчастный, не поклонник «Монти Пайтона», если Вы не заражены вирусом классического британского юмора, если Вы – должны ведь быть такие страдальцы! – никогда не слышали про «питонов», то мы для Вас подготовим почву, объясним, откуда выросли их ноги (вернее, стопа), почему их так полюбили, и что это вообще такое – «Летающий цирк Монти Пайтона».

Monty Python – Albatross

«Монти Пайтон» принято считать комик-группой, коллективом комедиантов, которые в своё время – в конце шестидесятых годов и дальше по спирали времени – странным образом покорили Великобританию, а за ней – странным образом и весь мир. Люди обожают «питонов». «Монти Пайтон» боготворят. Они – рок-звёзды в мире комедии, и других таких просто нет. Начало их деятельности – шоу «Летающий цирк Монти Пайтона» на «ВВС» (1969-1974 гг.), в котором наличествует 45 серий, формирующих 4 сезона одного цикла нескольких витков, отходящих от пары-тройки определённых направлений, взятых в пучок из достоверных источников.

После – или в момент, или между – «Летающего цирка» «питоны» занимались живыми выступлениями, съёмкой художественного кино, выпуском музыкальных альбомов, книг, телепередач, интервью, воспоминаний, выдумок, опровержений – и прочей респектабельной чушью. Всё – ради денег и славы. Такие уж они гниды…

Кстати, у гнид есть имена. Джон Клиз – тот, который долговязый, из Министерства глупой походки. Грэм Чэпмен – тот, который сдох, он – гей, гей, гей. Майкл Пейлин – тот, который объездил весь земной шар и принял участие в смерти Сталина. Терри Джонз – а-а, ещё один «питон»!.. Эрик Айдл – тот, который считается самым симпатичным, тусовщик и певец. Терри Гиллиам – тот, который единственный американец в британской труппе, режиссёришка и аниматоришка. И Монти Пайтон – мистическая сила, энергия Ци, знак Зодиака. Итого – четырнадцать участников коллектива.

Monty Python – A Man With Three Buttocks

Как понять юмор «Монти Пайтона»? Об этом написано несколько толковых учебников и диссертаций, но мы ограничимся простым и ясным примером. В чём суть юмора «Монти Пайтон»? Что за всем этим стоит?..

Вы наверняка слышали о Данииле Хармсе, поэте-«обэриуте», писателе не как все и странном детском – в смысле, для готовых мыслить нестандартно и победивших засилье рационализма – сказочнике. Так вот, есть в нём что-то «пайтоновское». Мы бы даже сказали – всё! Он любит абсурды, ассоциации, неочевидности, иронию, перетекающие друг в друга смыслы. Он – во всех смыслах – свободный и раскрепощающий умы художник. Его творчество – это нечто среднее между заумью и простятиной. А ещё он дико и дико смешон, у него фантазия ребёнка, его страшно занимательно читать. И вот такими же были «питоны». Они раскрепостили комедию, как бы поиграли с формой скетча, телевизионного шоу и художественного кино, вышли за допустимые цензурой, моралью и религией пределы, отбросили всё, что их сковывало и устремились навстречу неизвестному. И при этом, конечно же, все они были крепкими профессионалами, комиками высшей пробы.

Послушайте рассказ Даниила Хармса под названием «Новая анатомия»: «У одной маленькой девочки на носу выросли две голубые ленты. Случай особенно редкий, ибо на одной ленте было написано «Марс», а на другой – «Юпитер»». Всё. Это – всё. Один в один – скетч «питонов».

Или так – совсем уж похоже. Отрывок из «Сказки»: ««Вот», – сказал Ваня, кладя на стол тетрадку, – «давай писать сказку». «Давай», – сказала Леночка, садясь на стул. Ваня взял карандаш и написал: «Жил-был король…» Тут Ваня задумался и поднял глаза к потолку. Леночка заглянула в тетрадку и прочла, что написал Ваня. «Такая сказка уже есть», – сказала Леночка. «А почём ты знаешь?» – спросил Ваня. «Знаю, потому что читала», – сказала Леночка. «О чём же там говориться?» – спросил Ваня. «Ну, о том, как король пил чай с яблоками и вдруг подавился, а королева стала бить его по спине, чтобы кусок яблока выскочил из горла обратно. А король подумал, что королева дерётся, и ударил её стаканом по голове. Тут королева рассердилась и ударила короля тарелкой. А король ударил королеву миской. А королева ударила короля стулом. А король вскочил и ударил королеву столом. А королева повалила на короля буфет. Но король вылез из-под буфета и пустил в королеву короной. Тогда королева схватила короля за волосы и выбросила его в окошко. Но король влез обратно в комнату через другое окно, схватил королеву и запихал её в печку. Но королева вылезла через трубу на крышу, потом спустилась по громоотводу в сад и через окно вернулась обратно в комнату. А король в это время растапливал печку, чтобы сжечь королеву. Королева подкралась сзади и толкнула короля. Король полетел в печку и там сгорел». «Вот и вся сказка», – сказала Леночка. «Очень глупая сказка», – сказал Ваня…»

Monty PythonChildrens Stories

Но «Монти Пайтон» не появились на пустом месте. До них были десятки – правда, десятки! – других, не менее толковых и смешных британских юмористов, как в формате радио, так и на телеэкранах. Эрик Айдл говорит так: ««Пайтон» – ничуть не колоссальное явление, возникшее ниоткуда, – это целый винегрет других программ, пузырь, который вырос постепенно. А всё остальное вспоминается реже просто по историческим причинам: например, мы выходили в цвете, что было огромным скачком вперёд. Выйди бы мы на полтора месяца раньше – и никакого цвета бы не было. Нам очень повезло, а то смотрелись бы мы так же устарело, как «Я люблю Люси» или ещё что-нибудь в этом духе». Так давайте сегодня почтим память предтеч «Монти Пайтона», их учителей и вдохновителей. А ещё – выясним, с чего всё начиналось у «питонов».

Первые предтечи – «Болваны» («The Goon Show»). Автор книги о Стэнли Кубрике, Джеймс Нэрмор, пишет о них так: «Знаменитая радиопередача «The Goon Show», послужившая источником вдохновения для «Монти Пайтон», выходила на «ВВС» с 1951 по 1960 годы. Главным его затейником и сценаристом был Спайк Миллиган, ирландский писатель, поэт, комик и музыкант; первоначальный состав «Дуралеев»: Миллиган, Питер Селлерс, Майкл Бентайн и Гарри Сикомб. Получасовое шоу отличал абсурдистский юмор, сатира на британскую политику и культуру, безумные сюжеты и использование необычных звуковых эффектов». Имена Спайка Миллигана (его называют «крёстным отцом британской альтернативной комедии») и Питера Селлерса (его Вы можете знать по фильмам Кубрика, «Розовой пантере», а может быть – если Вам повезло – по картине «Будучи там») сегодня считаются легендарными. Они – вехи комедии. И вот все «питоны» признаются в том, что они боготворили «Болванов». Эрик Айдл: ««Болваны» могли унести тебя куда угодно. Именно так, куда угодно… Вся форма радио заключается в этом самом воображении и создании новых пространств. Думаю, это было символично для всех нас». Грэм Чэпмен: «Появилось радиошоу, которое не было похоже ни на какое другое. У него не было своего рода прежних правил, или вообще каких угодно правил. Оно даже не было похоже на ту среду, в которой рождались такие шоу. Оно не было похоже на «ВВС». Чудесно! Было что-то, чего я мог коснуться». Джон Клиз: «Я просто стал одержим ими! Я всегда слушал это шоу, а затем, две ночи спустя, я слушал повтор, потому что я хотел уловить буквально всё. Там так громко смеялись, что ты не мог услышать конкретные реплики. Я лежал в кровати с радио и с подушкой на моём ухе, просто стараясь уловить реплику, которую я не услышал за два дня до этого». Терри Джонз: «Слушать «Болванов» было настоящим ритуалом в нашей семье. Они были моим любимым радио-шоу. Я обожал сюрреальность их образов и скорость шуток – как они ломали все условности радио и играли с самой природой этого формата».

The Goon Show – The China Story

А вот что говорит о «Болванах» Майкл Пэйлин: «Я познакомился с «Болванами», когда мне было около 11-12 лет. И я просто помню, как открыл это странное, необычное, непонятное и замечательное шоу, которое так отличалось от того, что Вы могли видеть в кино или по телеку… Не было ничего похожего на этих людей, которые были очень нелепыми и дурацкими, со странными голосами, длинными паузами, типа, валяют дурака со всякими такими формами радиошоу. Это было подрывное для тех времён шоу». Далее: «В «Шоу болванов» великолепным было то, что оно мельком показывало человеческое безумие – вероятно, самое настоящее, поскольку Спайк действительно сходил с ума, когда писал передачи. Но было и ощущение, чудесное такое – что именно они видели под всем этим тонким налётом цивилизации? Они нарочно доводили своих персонажей до крайности, и я во всём этом видел некое волнующее откровение, не просто смешное, но ещё и гениальное. Особенным в них было то, что они ломали правила. А в большинстве прочих передач, хоть и очень смешных, люди вели себя как полагается, у них имелись определённые предубеждения. В тех передачах отражался общественный порядок и условности поколения моих родителей. Программы скетчей были программами скетчей – они лишь отражали то, как устроен мир. В послевоенные годы все просто вздыхали с облегчением, что всё закончилось. Пять-шесть лет спустя появились «Болваны» и сказали: «Нормально, теперь давайте чуток перегнём палку». Потом появились и другие, «За крайностью», к примеру, – первая программа, в которой издевались над премьер-министром. Мне даже как-то хочется вернуться назад во времени и хорошенько вспомнить все табу – они были крайне сильны и очень мешали свободе речи. В наше время табу, похоже, осталось до крайности немного». И последнее: «В то время не было ничего абсурдного до той же степени, что и «Болваны». Шутить дозволялось и о том, и о сём, сексуальных намёков было хоть отбавляй – послушайте, к примеру, какую-нибудь песенку Джорджа Формби, – но предполагать, что вся жизнь нелепа, бессмысленна и бесцельна, что люди вообще полоумны… «Шоу Болванов» стало первой передачей, которая донесла до меня эту мысль. Складывалось ощущение, что они говорят мне: присматривайся к изнанке всего, ничего не принимай как данность».

George Formby – With My Little Stick Of Blackpool Rock

Ещё одно потрясающее комическое шоу, предтечи «Монти Пайтона», великая передача – «За гранью» (или «За крайностью»), в которой принимали участие такие столпы – нет, столпищи! – как Дадли Мур и Питер Кук. Чтобы понять уровень этих ребят, советуем Вам посмотреть бесподобный фильм 1967 года от режиссёра Стенли Донена «Ослеплённый желаниями». Сценарий, музыка, главные роли – всё Мур и Кук. Они чудесные!

Эрик Айдл: «Самый значительный момент в моей жизни случился, когда в 1962 году я был в Лондоне и мы пошли посмотреть «За гранью». И мы не могли достать билеты, только стоячие места, за что я был благодарен, потому что я просто катался рядом со стеной, я не смог бы усидеть на месте. Они заставили меня смеяться так сильно – Питер Кук, Алан Беннет, Джонатан Миллер и Дадли Мур. Я не осознавал, что можно так смеяться… То есть, они были настолько блестящими, и они нападали на всё то, из-за чего я провёл 19 лет в угнетении: королевская власть, полиция, власти, учителя. Все без исключения властные фигуры были выставлены на посмешище и полностью уничтожены. И вот почему… моя жизнь просто изменилась».

Beyond the Fringe – Peter Cook

Следующие предтечи – не радио- и не теле-. Они – комиксы. «Mad Comics». Вы должны знать – а если не знаете, то будете, – что «Монти Пайтон» – это не только забавные скетчи от пяти британских комиков, а ещё забавная анимация Терри Гиллиама, связующая между собой разные эпизоды шоу. Эта анимация вдохновляла создателей «Южного парка» и «Робоцыпа». Сегодня Гиллиам – авторитетный режиссёр, не менее авторитетный мультипликатор и… человек на двух ногах. Так вот, про «Mad Comics» он рассказывает следующее: «Для таких, как я, лучше комиксов ничего не придумаешь. В подростковом возрасте на меня серьёзнее всего повлиял «Mad Comics». Этот журнал отличался особым узнаваемым юмором… Если вдуматься, у «Пайтона» с «Mad» есть кое-что общее: тот тоже мог быть остроумным и вместе с тем невероятно глупым, и это-то мне и нравилось. Журнал стремился развлекать читателя, но если удавалось в шуточной форме сказать что-то важное, тем лучше».

Есть и ещё один предтеча, не радио- и не теле-. И это – музыкальная группа «The Doo Dah Band»! Вот уж кого следует назвать чокнутыми ребятами! Совершенно неуправляемая анархическая группа в стиле «бар-джа-карага-бум!» Кстати, этот полоумный коллектив принимал активное участие в телешоу «Не крутите ручку настройки» (об этом поговорим чуть позже). Эрик Айдл свидетельствует о «The Doo Dah Band: «Они играли типа на стиральной доске и на пылесосе. И они исполняли несусветные и чумовые ситуационные песни. И это, я думаю, чрезвычайно на нас повлияло. Думаю, их влияние на «пайтонов» колоссальное, потому что мы делали немного прикольные и короткие скетчи в Кембридже, но они делали несусветное. Эта была ситуационная несусветность».

The Bonzo Dog Doo-Dah Band – The Sound Of Music

История «питонов» осложнена не только долгим списком предтеч, но и тем, что все они по отдельности и в разных коллаборациях – за исключением совершенно бездарного Терри Гиллиама – до «Монти Пайтона» участвовали во многих шоу: писали сценарии, выступали, консультировали и прочее. В этой связи вспоминают мистера-бога-гения-продюсера-комика-журналиста-опятьпродюсера-сновагения-мытебялюбим Дэвида Фроста, при активном участии которого будущие «питоны» попали на телевидение и стали «звёздами». Его популярное комедийное шоу «На прошлой неделе прошла неделя» – какое замечательное название! – кроме многих других талантливых сценаристов, привлекла Джона Клиза и Грэма Чэпмена. Джон Клиз ныряет в прошлое: «Я думаю, шоу, которое реально сфокусировало всех нас на телевидении, было «На прошлой неделе прошла неделя», потому что это был необычайный вечер. Сейчас люди не могут понять, насколько эпохально-ошеломляюще это было в той очень почтительной среде, которая всё ещё существовала в Англии». Ещё Эрик Айдл: «Фрост устроил бум сатиры в шоу «На прошлой неделе прошла неделя». Он создал эту умную кембриджскую сатиру».

А ещё была передача «Наконец-то шоу 1948 года». Кроме Клиза и Чэпмена в ней стал появляться Эрик Айдл. Терри Джонз, на тот момент не работавший ни с кем из них, тем не менее внимательно следил за шоу. Он говорит: «Мы жадно смотрели «Шоу 48-го», потому что свежее и смешнее этой программы тогда ещё не случилось ничего. Очень новаторская комедия, и нам было интересно посмотреть, что делают Джон и Грэм. Мы тогда ещё не были хорошо знакомы. Я как-то обедал с Джоном, но в основном мы знали его по «Докладу Фроста», где нам тоже всегда казалось, что их материал – самый смешной и оригинальный».

At Last The 1948 Show – Make The Lovely Aimi Macdonald A Rich Lady Fund

Было ещё одно шоу – «Не настраивайте Ваш телевизор» (или «Не крутите ручку настройки»). Над ним работали Майкл Пэйлин, Терри Джонз и – проклятый перебежчик, биполярный фронтовик! – Эрик Айдл. Эта передача была на 100 % детской, то есть она задумывалась и снималась для детской аудитории. И вроде бы это несерьёзно – заниматься какой-то там детской передачей. Пэйлин и Джонз вспоминают, как их отговаривали от участия в «Ручке настройки», убеждали их в том, что это пагубно скажется на их карьере. Однако эти двое не хотели и слушать! Главным для них было то, что в работе над этой передачей им предоставили полную свободу, а какая она – детская или взрослая – им было наплевать. Свобода важнее каких угодно ярлыков и престижа! В «Не крутите ручку настройки» они видели возможность создавать уникальный материал и самим исполнять его на экране.

Майкл Пэйлин: «Как только «Не крутите ручку настройки» запустилось, возникло ощущение, что программа наша. Мы не просто что-то в неё привнесли – мы, по сути, сочиняли и показывали сериал из тринадцати получасовых выпусков. Ну и что, что на детском телевидение, всё равно мы играли большую роль. И потом, наверное, у нас прибавилось уверенности». А вот Джон Клиз: «Мы с Грэмом, бывало, смотрели «Не настраивайте Ваш телевизор». Таков был наш подарок себе по четвергам. Заканчивали пораньше и садились смотреть, потому что смешнее по телевизору ничего не было. Я как-то сказал Грэму: «А давай позвоним ребятам и спросим, не хотят ли они сделать программу с нами?»» Собственно, всё остальное – уже история…

Об истории расскажет Эрик Айдл: «Я помню только встречу где-то в парке, где мы сели, обсудили всё с Джоном и сочли, что идея стоящая. Первоначальная встреча была, чтобы понять, все ли мы этого хотим и получится ли у нас хоть что-нибудь. Потом мы отправились на «Би-би-си» показывать, что намерены делать, и по сути всё свелось к тому, что мы ни шиша не знаем! Думаю, это их и убедило. Все мы профессионалы, на нас можно положиться, за спиной у нас – целый корпус работ, вполне по тем временам импозантный, как ни посмотри». В общем, «Монти Пайтон» возник как утопическая идея создавать экспериментальное и свободное шоу на «ВВС» впятером. А ведь к ним ещё присоединился Терри Гиллиам. Ну и, как говорится, овцы полетели.

Monty Python – Flying Sheep

И вот тут можно рассказывать до бесконечности… Много книг – серьёзно, целых сочинений, дневников и статей! – посвящены истории становления «Монти Пайтона»: кто кому что сказал, кто что первым сделал, как оно всё было и как оно точно не было… А ведь ещё была передача 1968 года «Как раздражать людей». В ней принимали участие Чэпмэн, Клиз и Пэйлин. И как же не упомянуть про знаменитейшее турецкое пальто Терри Гиллиама, поразившее всех «питонов», или его прозрачные сандалии, поразившие работников «ВВС», или его «летающих слонов», поразивших Терри Джонза…

Упустим всё. Просто – упустим. Главное, что «Монти Пайтон» запустился в 1969 году, и мир никогда уже не будет прежним.

Monty Python – The North Minehead By-Election

Как и почему «питоны» достигли того, чего они достигли – великая загадка, на которую до сих пор не был найден ответ. Мы к этой загадке будем возвращаться ещё много раз. А пока – вот Вам один из ключей к её решению. Эрик Айдл в пересказе Терри Гиллиама: «Мы все были в той или иной степени психами, причём каждый со своей придурью. Вместе же мы составляли одно единое безумное целое, которое функционировало на удивление эффективно». Да, многие – в том числе, и сами «питоны» – будут говорить, что этот коллектив из шести человек был, при всей их разношёрстности, единым целым, идеальным механизмом по воспроизведению шуток. Они нашли друг друга.

И конечно, дело не только в отличном сценарном материале, который сочиняли «питоны». Кроме этого они были – да и есть – отличными актёрами. Кто-то сказал: «Они не просто хорошие комедианты. Они ещё и прекрасные актёры! Всё, что они делают, они отыгрывают на сто процентов». Вот Джон Клиз: «В Америке все считают, будто «питоны» заканчивали театральный институт или изучали актёрское мастерство в университете, а на самом деле ни один из нас не получил в жизни ни единого урока». Так что же?.. Природное дарование? Пристрастная оценка масс? Рука дьявольской силы? А какая разница?.. Главное – результат.

Monty Python’s Spamalot – All For One

И ещё следует сказать о производительности, трудоёмкости и человеко-часах. «Питоны» – что бы там они сами ни рассказывали – вкалывали по полной. Они писали материал, репетировали, занимались съёмкой, а ведь не стоит забывать про альбомы, книги и всё прочее! Они выпустили четыре полнометражных фильма. Это «А теперь кое-что совсем другое…», «Монти Пайтон и Священный Грааль», «Житие Брайна» и «Смысл жизни». С нашей точки зрения, все эти фильмы – красота красивейшая! Смотрите каждый – раздвинете рамки.

А ещё к этому «и ещё» – живые выступления «Монти Пайтона». Например, 1 июля 2014 года «питоны» дали грандиозное шоу на гигантской арене в Лондоне в зале на 15 000 мест. И не одно! Также они выступали в большом Сити-центре в Нью-Йорке на протяжении 4 недель! Вот ей-богу, «питоны», как рок-группы, собирали целые стадионы! Выступали на арене «Голливуд-Боул» в восьмидесятых, покоряли Канаду… Просто чтоб Вы понимали: билеты на «питонов» распродавались за считанные часы, если не за минуты!

А ещё к этому «а ещё» к этому «и ещё» – мюзиклы «питонов», за которые ответственен Эрик Айдл. Он переработал материал фильмов «Священный Грааль» и «Житие Брайана» и поставил их на бродвейской сцене. Результат – гигантоуспех, признание всех и вся. Вот Майкл Пэйлин рассказывает: «Лично мне больше нравится, когда наш материал берут как источник вдохновения, чтобы делать потом нечто иное. Эрик превратил «Святой Грааль» в театральный мюзикл под названием «Спамалот». Он адаптировал материал, сочинил с Джоном Дюпре новые песни. Это оммаж «Святому Граалю». Он не пытался перещеголять «Грааль», он просто утверждает: «Вот откуда наше вдохновение», – и, честно говоря, меня это завораживает».

Monty Python’s Spamalot – I’m All Alone

«Питоны» разошлись в каком-то там году, а потом – периодически, для своих фильмов, книг, альбомов, выступлений – сходились опять. Каждый из них занялся сольным творчеством. В следующих «Киноведах» мы обязательно поговорим о каждом из «питонов» в отдельности, а сейчас произнесём наиболее важное. Сольное творчество «питонов» – как сольное творчество «битлов». Помните ту сцену из фильма «Отрочество» Ричарда Линклейтера, когда Итан Хоук слушает в машине сольную музыку «ливерпульской четвёрки», говоря, что при определённом порядке прослушивания их песен – Джорджа, Пола, Джона и Ринго – возникает ощущение, как будто ты слушаешь альбом «The Beatles». Они как бы собираются в один букет «битлов». Также обстоит дело и с «питонами». То в «Эрике-викинге» лучик света «Монти Пайтона» проявится, то в «Рыбке по имени Ванда», то в «Жёлтой бороде», то в «Бармаглоте», то в «Раттлз», и так далее. Вот правда, «битлов» и «питонов» – у них даже названия похожи! – объединяет что-то мистическое. Стивен Фрай объясняет: «Наверное, это страшное клише, что «питоны» были «битлами» комедии. Но это действительно так, они абсолютно всё изменили». А вот что сказано в великолепной книге – очень рекомендуем её приобрести – «Питоны о питонах»: «Покойный Джордж Харрисон говорил, что дух «Битлз» переселился в «Монти Пайтон». В конце концов, «питоны» собрались в конце 1969 года, когда Чу̀дная Четвёрка уже начала распадаться на четыре отдельные сравнительно чу̀дные личности. Но и та, и другая компания умудрилась за краткое время потрясающе много чего добиться, и работа их стоит особняком как в музыке, так и в комедии. Обе группы, кажется, изменили мир – каждая по-своему. Может, Джордж не так уж и преувеличивал».

Monty Python’s Spamalot – The Song That Goes Like This

Странно это, удивительно странно! Знать музыку «Beatles», знать «Монти Пайтон». Жить, когда вся эта красота рядом с нами! Когда живы все эти люди – ну, почти что все. И этим «питоны» тоже хороши. Они через многое прошли, они часто ворчат, они – по словам Эрика Айдла – уже давно стали «старыми пердунами». И, вероятно, прав-таки Майкл Пэйлин: «Проблема отчасти заключалась в том, что как только «Питон» стали воспринимать как легенду, чей юбилей полагается отмечать и так далее, юмор, составлявший суть «Питона», пошёл псу под хвост – мы стали жертвой того, что сами же и высмеивали». Но прав также и Терри Гиллиам: «Любовь – это слишком сильное слово, но что-то похожее мы друг к другу испытываем. Невзирая на все склоки, на всю эту ерунду, мы друг другу действительно нравимся».

А нам – нравитесь Вы! «Монти Пайтон» – это большая радость.

До свидания!

* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь