Мистер Тёрнер

Выпуск 080. Добавлен 2016.04.27 17:40

Здравия всем!

Плутарх – автор грандиозных «Сравнительных жизнеописаний» – писал: «Живопись – это безмолвная поэзия». Ну можно ли сказать лучше?

Gary Yershon – Action Painting

Был такой английский художник – Джозеф Уильям Тёрнер, или просто – мистер Тёрнер. Известность Тёрнера до сих пор настолько велика, что слово «был» как-то с ним не вяжется. Он есть до сих пор. Его великие, прекрасные, именно что живые картины никогда не будут преданы забвению, а значит самого Тёрнера вряд ли забудут. Это был тот ещё человечище, настоящий художник, беспринципный гений живописи, который – как все считают – обогнал своё время, предвосхитив импрессионизм и абстракционизм. Как написано в Википедии: «мастер романтического пейзажа, акварелист и гравёр». И – вторя Плутарху – Тёрнер полагал, что живопись должна быть поэтичной, что она должна выражать эмоции на грани религиозного переживания. Именно такое впечатление производили – и производят – картины Тёрнера. В них заключена неимоверная сила духа, поэзия и – в самом возвышенном смысле – первозданная красота, которая просто сбивает с ног, вводит в ступор. Краски Тёрнера невозможно описать никакими словами. Даже те, кто ничего не смыслит в искусстве, ошеломляются и падают при виде картин Уильяма Тёрнера. Его «Рыбаки в море», «Старая церковь» или «Моисей пишет книгу Бытия» слишком хороши, чтобы быть правдой. Творчество Уильяма Тёрнера приводит в изумление абсолютно всех и каждого.

А теперь представьте себе какой резонанс получила прошлогодняя – четырнадцатого года – новость о том, что Майк Ли, популярный британский режиссёр, выпускает биографический фильм об Уильяме Тёрнере. Его так долго ждали, о нём так много говорили, и – вот вам пожалуйста – «Мистер Тёрнер» появляется на свет. И стоит ли даже пикать о том, что байопик – фильм-биография – Майка Ли моментально окрестили шедевром? Что «Мистер Тёрнер» взбудоражил Каннский кинофестиваль? Что актёр Тимоти Сполл, исполнитель главной роли, был отмечен в Каннах как лучший актёр года? Что операторскую работу Дика Поупа, незаменимого друга Майка Ли, превознесли до небес? И что самого̀ режиссёра облобызали во все щёки? «Мистер Тёрнер» 2014 года – так же, как и творчество самого художника – приводит в изумление всех и каждого.

Corey HarrisMr. Turner

Майк Ли – если вам уже приходилось слушать «Киноведы» – режиссёр, жизнь и фильмы которого мы некогда обсуждали. Его «Большие надежды», «Тайны и ложь» или «Беззаботная» – это кино первого сорта, для всех, кто ценит интеллектуальное, смешное, не голливудское – штамп за штампом – кино. Майк Ли учит думать, но при этом также развлекает зрителя. Он – один из ведущих современных английских режиссёров, который не собирается на пенсию, а наоборот – работает как никогда продуктивно.

Посмотрев «Мистера Тёрнера», я, признаться, испытал глубокое уважение к Майку Ли. А ведь и правда, что в таком возрасте – ему два года за семьдесят – можно было бы и подустать, как иногда шутят «потихонечку расхлебаться», но Ли не таков. Он снял крепкую, убедительную историческую драму, зрелый и сильный фильм, который можно считать эталоном исторического кино вообще. Такой достоверности, такого реализма и такого правдоподобия и днём с огнём не сыскать в череде современных однотипных американских костюмированных мелодрам. Как сказал Геннадий Бросько: ««Мистер Тёрнер» – эт, канечна, вешчь, а не хухры-мухры». И при всём при этом Майк Ли не задавался целью снять достоверный исторический фильм. Он преследовал иные цели, гораздо более значительные, чем просто «копирование реальности». Майк Ли желал только одного: поделиться жизнью Уильяма Тёрнера, докопаться до его сути, обнажить природу художника, его человеческое начало. Всё это ему удалось. В который раз Майк Ли доказал: умное, почему-то окрещённое артхаусом кино может быть не только скучным и затянутым, но ещё интересным, захватывающим, живым и красивым. От «Мистера Тёрнера»  – как от его картин – нельзя отвести глаз. Правда – тут я не могу промолчать – как и большинство фильмов Ли, «Тёрнер» крайне пессимистичен. После первого просмотра фильма на душе остаётся чувство необоримой тоски. К концу драмы Тёрнер стареет, становится всё безнадёжнее, вызывает всё больше сочувствия и жалости. С его смертью и с его последними словами испытываешь жгучую боль, почти отчаяние. «Неужели», – думает зритель, – «это и есть жизнь? Неужели это и есть смерть?» Майк Ли себе не изменяет. Как было всегда, мир для него – это не самое лучшее и не самое справедливое место. В «Мистере Тёрнере» уделяется внимание социальной несправедливости, высокой смертности, науке, творчеству, человеческим отношениям, радости, боли, теодицее и богоборчеству – но над всем этим висит рок Майка Ли, его суровый и твёрдый взгляд. И если говорить про недостатки «Мистера Тёрнера» – это то самое легендарное «угрюмие» Майка Ли, единственное, к чему можно придраться. Это – неотъемлемый атрибут большинства фильмов Ли, его пессимизм. Знаете, у Стэнли Кубрика в «Барри Линдоне», тоже историческом костюмированном фильме, есть нечто подобное. Кубрик – режиссёр, для которого неотъемлемым атрибутом является ужас, безумие, страх. Он – гораздо жёстче, гораздо нигилистичнее  Майка Ли. И каждый фильм Кубрика – так же, как фильмы британского режиссёра – пронизан кубриковскими чувствами, а именно – злом. Какой фильм Кубрика ни возьми: зло в нём играет главную роль. У Майка же Ли – в основе его кинобытия – лежит тоска, которая почти что всегда берёт верх над юмором и радостью. Убедиться в этом легко: просто внимательно прислушайтесь к тому, что вы будете чувствовать после просмотра «Мистера Тёрнера». Фильм замечательный, но тоска – тень Майка Ли – всё равно сядет вам на душу. В фильмах Ли даже музыка невероятно тосклива: она такая тянучая, однострунная, жалостливая, безнадёжная. Вселенная Майка Ли – это чаепитие Чарлза Диккенса и Карла Маркса. Как вы понимаете, сладостей к чаю не подают.

Gary YershonLow

Майк Ли много лет мечтал снять фильм про Уильяма Тёрнера. Он признаётся: «Все фильмы, которые я снимал в этом столетии – это «Всё или ничего», «Вера Дрейк», «Беззаботная» и «Ещё один год», – я создавал с мыслью когда-нибудь экранизировать биографию Уильяма Тёрнера. Я давно мечтал об этом». Почему же Ли не взялся за это дело ещё в начале двухтысячных годов? Всё – как и всегда – банально. У него не хватало денег! Для костюмированной драмы нужны не абы какие средства. Подумайте сами: декорации, костюмы персонажей, натурные съёмки, переезды, транспортировка техники… Но – в конце концов, спустя годы – Ли собрал нужную сумму. Сумма составила – не больше, не меньше – 8,25 миллионов фунтов стерлингов. Таким образом «Мистер Тёрнер» получился почти что самым дорогим проектом Ли. Первое место занимает историческая трагикомедия 1999 года «Кутерьма», вольная биография Гильберта и Салливана, авторов популярных британских комических опер конца XIX столетия. Но «Тёрнер» – сколько бы он там ни стоил! – всё равно лучше.

Кстати, в какой-то момент поиска финансов – видно, что Майк Ли рыскал всюду где только можно – к режиссёру обратились с таким предложением: «Дорогой Ли! А как вам такая идея: пригласить на главную роль – Джонни Деппа! В этом случае не будет никаких проблем с деньгами, уж поверьте! Мы их вам мигом достанем! Кто ж не вложится в Деппа?!» Майк Ли выслушал предложение – и ответил так: «Знаете, я против Джонни Деппа ничего не имею, но по моей просьбе актёр Тимоти Сполл два года обучался живописи. И всё ради роли Тёрнера. Как я могу отказать ему после такого?» Разумеется, все были ошарашены. Майк Ли повёл себя как настоящий мужик. А такое – в наши тёмные времена – встречается не часто. Как было сказано в «Песне благородного Хьелгурра»:

Слову, данному другу, не изменил он безвольно.

Вырвал сердца хулиганам – и отказал Джонни Деппу.

Bruce Springsteen – Real Man

«Над «Тёрнером» мы работали без сценария. Как и всегда», – говорит Майк Ли. Если вы слышите о Ли впервые, просвещаю: он известен тем, что всю свою жизнь снимает фильмы, не замарачиваясь сценариями. Он их просто не пишет. У Ли своя мето̀да: репетировать и – по ходу репетиции – придумывать историю фильма. В распоряжении Майка Ли – перед тем как он собирает актёров – всего только несколько идей. Они воплощаются на репетиционной площадке. Режиссёр обсуждает с актёрами их персонажей. Они вместе решают, каким будет этот персонаж, что он говорит, чего хочет. И так – месяц за месяцем – выкристаллизовывается кинокартина. В прошлом – да и теперь – Ли баловался театром. Именно оттуда он перенял этот нетипичный для киноискусства приём: создавать фильм во время репетиций. Конечно же, Ли готовится к съёмкам, как и его актёры. Они много читают – если фильм исторический, – ездят по миру, набираются опыта, постоянно общаются друг с другом и – самое главное – миллионы раз репетируют. Одна сценка, другая, третья – и глядишь, фильм готовый! В одном интервью журналист Олег Сулькин беседовал об этом с Майком Ли: «Актёры, занятые в вашем новом фильме, не скрывают восторга от журналистов. Они восхищены вашим методом, назовём его так же, как и метод Станиславского. Он достаточно революционен, ваш метод, ведь вы всю свою долгую карьеру кинорежиссёра всегда работали без предварительного сценария. Неужели в вашем подходе не было никаких изменений за эти годы? Всё так же, как всегда?» Ли отвечает: «Нет, ничего не меняется вот уже… ну да, вот уже сорок лет. Не знаю, какие мои фильмы вы видели, но возьмите практически любой – все они делались без сценария». И опять журналист: «Но как же вы работаете с актёрами? Они ведь привыкли заглядывать в сценарий как в учебник, учить по нему реплики и диалоги…» Ли: «Я понимаю о чём вы. Актёров, которые не хотят принимать мой подход, я просто избегаю. Они могут быть замечательными, выдающимися… но меня они не интересуют. Тем не менее, большинство актёров охотно идут ко мне сниматься, потому что я предоставляю им простор для импровизации, для эксперимента, а это они любят. Я не вижу никакой проблемы в своей мето̀де». А вот в другом интервью, когда опрашивали Тимоти Сполла, раскрылся ещё один секрет. «Я говорил с несколькими актёрами, которые некогда снимались в фильмах Майка Ли», – говорит интервьюер. – «Все они говорят, что Ли требовал от них месяцы подготовки, но – при этом – актёры и знать не знали, какой в итоге окажется их роль: крупной или незначительной. Скажите, с вами было также?» Тимоти Сполл: «Точно также. Я в курсе, как работает Майк Ли. Я знал актёров, которые тратили по три месяца для того, чтобы сыграть всего лишь в одной сцене из его фильма! Это – главная опасность при работе с этим режиссёром. И Майк Ли этот факт не скрывает! Я с ним сотрудничаю тридцать три года, и за всё это время он ни разу не предоставил мне гарантии, что обговариваемая нами роль окажется главной». То есть Майк Ли, задумывая очередной свой фильм, распределяет роли между актёрами, не имея понятия, кто из них станет главным героем! Есть тут чему позавидовать, не правда ли? Думаю, о такой творческой свободе мечтают многие современные режиссёры. Что ж, пускай берут пример с Майка Ли!

Djivan Gasparyan – Improvisation

Есть у «Тёрнера» и другие достоинства. К примеру, операторская работа. Цвет, свет, ракурсы, природа – оператор Дик Поуп достигает невозможных красот. От этого фильма глаз не оторвать, такой он красивый. Но об одной особенности «Тёрнера» пишут больше всего. Есть в нём несколько эпизодов, когда смотришь на экран и думаешь: «Ух ты, какой красивая картина Тёрнера! Какой он её нарисовал! Восхитительно!» И вдруг камера начинает двигаться, ракурс меняется – и ты понимаешь, что это была никакая не картина, но реальный пейзаж! Скалы, море, небо – в «Тёрнере» граница между искусством живописи и реальной действительностью смыта, её нет. И это, конечно же, заслуга несравненного Дика Поупа. Он оживил картины Тёрнера, показал зрителю что видел Тёрнер, чем вдохновлялся художник, откуда произошли его картины. Дик Поуп рассказывает: «Снимать этот фильм было непросто. Мы заинтересовались идеей того, что видел и что воспринимал Уильям Тёрнер. Для этого мы решили посетить те места, в которых он жил и работал. Мы отправились в Маргит, город на юго-востоке Англии, который славится своим светом и своими прекрасными восходами. А в фильме про художника – согласитесь – нет ничего важнее света… Мы – я и Майк – многому научились благодаря этому фильму. Например, выбирать нужное время суток для той или иной сцены. А вообще, нам очень повезло с погодой. Прошлое лето было просто фантастичным». Не зря «Мистера Тёрнера» рекомендуют смотреть всем ценителям живописи. «Тёрнер» – именно что художественный фильм, он бесконечно ярок, полон красок.

А ещё – досконально реалистичен. Благодаря Майку Ли отпадает потребность в изобретении машины времени. Хотите узнать, как жили люди в первой половине XIX столетия? Посмотрите «Мистера Тёрнера». Но сам Майк Ли говорит об этом так: «Я не ставил перед собой задачу снять достоверный исторический фильм об Англии или о том, что называют английскостью. Мне кажется – я это сотню раз говорил, – что мои фильмы универсальны. Они – о жизни и смерти, о работе и об отношениях, о семьях, детях, житейских проблемах и – быть может, самое главное – о свободе. Но когда я снимаю историческое кино, я не думаю: «Ах, мне удалось передать дух времени! Ура!» Ничего подобного». У Майка Ли это выходит само собой. Его профессионализм, его режиссёрская этика заставляет снимать такие фильмы, за которые не будет стыдно, которые понравятся ему самому. Но цель у Майка Ли другая: он не старается добиться реального сходства, он старается рассказать нам историю, которая стоит того, чтобы быть рассказанной. Поэтому он говорит: «Вы можете прочитать хоть все книги мира, можете миллионы лет исследовать что-то, например, жизнь и творчество Тёрнера, и всё же вам так и не удастся выяснить, понять каким он был человеком. Для того, чтобы фильм получился достойным, вы должны создать характеристику персонажа, вы должны вдохнуть в него жизнь, придать истории «плоть и кровь»». Вот что действительно важно в фильмах Майка Ли! Он похож на богов Междуречья, которые дышали на глину – и глина становилась человеком. Ли, как и всякий подлинный творец, хорош не тем, что его фильмы документально точны и мастерски стилизованы, а тем, что он отдаёт им душу, оживляет их, творит образы. Так ли важно, что «Мистер Тёрнер» – это зеркало своего времени? Не важнее ли то, что в нём заключено? Майк Ли вспоминает исторический анекдот, который попал в его фильм: «Тёрнер рассказывал гостям о своей картине, сюжет которой отвратителен и чудовищен: рабовладельцы выбрасывают за борт смертельно больных чёрных рабов. Если оставят их на борту – ничего не будет. Но если утопят – то получат деньги в качестве компенсации. Тёрнер находил тему этой картины бесчеловечной. Но Джон Рёскин – друг Тёрнера, теоретик искусства – в ответ начал восторгаться формальным совершенством картины, однако при этом не выказал ни малейшего интереса к её сюжету, как будто это было не важно. И это давний спор, что главнее: то, что содержится в произведении художника или то, как оно сделано. Но всё-таки эмоция важнее чем форма. Академизм способен убить саму суть искусства». Вот и я так считаю. Бывает же что-то нескладное, неряшливое, не без изъяна, как говорят «простенькое», но при этом бьющее в самое сердце. И бывают невероятно сложные, фантастические, виртуозные интеллектуальные конструкции – как в блокбастерах Кристофера Нолана, – за которыми попросту ничего нет. Или же как в «Антихристе» Триера – что-то есть, но что-то такое злое, что лучше даже не думать. А где нам хочется жить – в подвале Михаэля Ханэке или в волшебном лесу Терри Гиллиама – это решать только нам самим. Всё-таки культура существует не для того – по крайней мере не только для того, –  чтобы питать наши мозги, а чтобы учить нас жизни, напоминать – как говорит некий БГ – о рае, который мы никогда не покидали. И поэтому – вот вам такая противоречивая песня.

Family – The Weaver’s Answer

Итак, что же заключено в «Мистере Тёрнере»? Будьте готовы к неожиданному ответу: Уильям Тёрнер, его жизнь и творчество. Ли спрашивают: «Вы можете вспомнить, когда впервые познакомились с живописью Тёрнера?» Ответ: «У меня были открытки Пикассо, импрессионистов и даже – осмелюсь признаться – Дали. А вот Тёрнер, Констебл – я думал, что они были скучными пейзажистами, чьи картины украшали обёртки шоколадных конфет или коробок с печеньем. Я ничего не знал о Тёрнере, пока не оказался в художественной школе в начале шестидесятых годов. Нельзя быть студентом факультета искусств в Лондоне и не пересечься с Тёрнером… Глядя на его потрясающую живопись, я мог прийти к единственному выводу: этот человек был не менее интересен, чем оставшиеся после него картины. А когда я начал читать о нём те свидетельства, которые сохранились, моментально понял: Тёрнер – это готовый персонаж для моего фильма. При этом его живопись невероятно кинематографична, и это ещё больше подталкивало меня к тому, чтобы я снял о нём фильм». И ещё: «Тёрнер был настоящим революционером. Он предвидел импрессионистов, искусство ХХ века, творчество Марка Ротко. Он явно не принадлежал своему времени». И при этом очевидно, что Майк Ли ни в коем случае не романтизирует образ знаменитого художника, не считает его каким-то особенным, отличным от обычных смертных, как это любят говорить искусствоведы. То есть, в Майке Ли никогда не было чего-то вроде: «Не трожь моего любимого гения! Он – бог, а ты – ничто!» Ли понимает: Тёрнер был таким же, как и мы все. Он чихал, сопел, вёл себя глупо, опаздывал, поддавался порокам… Майк Ли видит в Тёрнере великого мастера, талантливого живописца, но не сверхчеловека и даже не гения. Ли говорит: «Тёрнер был человеком непростым – талантливым, но также уязвимым и чёрствым». И ещё: «За весь период работы над фильмом, так сказать, от его зачатия до финальной точки, мы ни разу не употребили слово «гений». Мы относились к Тёрнеру как к обычному смертному, который жил, страдал, радовался. И работал. И мы относились к нему как к работящему ремесленнику, замечательному, конечно. Нам было интересно показать его как мастерового – в не меньшей, а может и в большей степени, чем как художника. Гений ли Тёрнер? Возможно. Но где эта черта, после которой человек становится гением? Гений ли Бетховен? Да, конечно. А как насчёт десятков других великолепных композиторов и художников? Кто они? И главное, надо ли отягощать свой мозг разграничением творцов на гениев и не-гениев? Мне в принципе интересен любой человек, будь он художник или подметальщик улиц».

Аквариум – Поколение дворников и сторожей

В Википедии сказано превосходно: «Тёрнер постоянно совершенствовал свою технику, изучал связь между архитектурой и геологией, природу движения воды и воздуха. К началу девятнадцатого века в своих акварелях он достигает силы и выразительности, обычно присущей живописи маслом. Отбрасывая излишнюю детализацию, он создавал новый тип пейзажа, посредством которого художник раскрывал свои воспоминания и переживания. В свои картины Тёрнер вводил изображения людей в сценах прогулок, пикников, полевых работ. Внимательно и с любовью изображая человека, художник подчёркивал несовершенство его природы, его бессилие перед огромным окружающим миром: иногда спокойным, иногда грозным, но всегда равнодушным». Не правда ли в этом описании раскрывается типичный для фильмов Майка Ли персонаж? Именно равнодушные, уставшие, обрюзгшие британцы привлекают внимание режиссёра. Тимоти Сполл: «Я полагаю, что Тёрнер был одним из величайших пейзажистов всех времён. Он – самобытный художник, мастер возвышенного. Он пытался запечатлеть красоту природу. А ещё – свой ужас перед ней». И вот так: «Этот человек был наделён неимоверной интуицией, эмоциональностью и интеллектом. У него были миллион, триллион вещей, которые он мог и хотел сказать людям. Но он их так и не сказал. Он растратил себя на вещи, менее значительные, чем он сам. Большую часть своей жизни он потратил на внутреннее сгорание, вместо того, чтобы высказать то, что его мучило». Помните сцену, в которой Тёрнер оплакивает своего отца? Он делает это не у смертного ложа, а в самом неподходящем месте – в борделе. Просто в тот момент он не смог сдержаться. Вот так прошла жизнь этого человека, об этом рассказывает Майк Ли. «Фильм не отвечает на вопросы: «Кем был Тернер? Что он оставил человечеству?»» – говорит нам режиссёр. – «Загадка остаётся. И её не разгадать никому. Меня интересовала связь между личностью конфликтного, тяжёлого в быту, одержимого эксцентрика и его чистыми спиритуальными устремлениями, удивительными прорывами в стихию неведомого, в то, что всегда составляет тайну искусства. В мои планы не входило объяснять его, растолковывать, упрощать – словом, делать всё то, что в подобных жанровых рамках предписывает делать Голливуд». Вот так-то, рассказывая без рассказа, объясняя без объяснений Майк Ли рисует портрет Уильяма Тёрнера. Перед нами тысячи его лиц: от Тёрнера Великолепного, Тёрнера-живописца до Тёрнера Малодушного, Тёрнера-брюзги. Как говорит одна из героинь фильма, обращаясь к художнику: «В вас есть что-то, что находится за границами моего понимания. Но я уверена, что вы человек великой души и тонких чувств». Вот этим фильм и прекрасен. В нём сочетаются разные начала: высокое и низкое, бытовое и культурное, социальное и эстетское. Вот мы видим Тёрнера у себя в мастерской, за обыденной работой, а вот он – в Королевской академии. Вот он пьёт чай и говорит о том о сём, а вот его привязывают к мачте, потому что Тёрнеру не терпится увидеть настоящую бурю, побывать в её центре. В фильме изложено много фактов и показано много курьёзов из жизни Тёрнера. «Мистер Тёрнер», – говорит ему одна дама, – «меня терзает любопытство. Есть ли различие между тем, как вы изображаете рассвет и закат?» «Конечно есть, леди Стакли!» – отвечает ей художник. – «В первом случае солнце поднимается, а во втором садится». И, конечно, предсмертные слова Тёрнера: «Солнце – это Бог». Пожалуй что никакой другой художник той эпохи не чувствовал свет так, как он. Лучшим другом Уильяма Тёрнера всегда был Гелиос.

Donovan – Sun

А теперь воспоём хвалу Тимоти Споллу, актёру, который сыграл так, как могут сыграть лишь немногие. Пишут: «Критики сравнивали Тимоти Сполла в этом фильме с Томом Уэйтсом и даже Чубаккой». Предельно точное определение. Ещё пишут, что «Тёрнер больше хрюкает, чем говорит». И верно, Сполл хрюкает, мычит, сопит, бормочет, фыркает – и всё это бесподобно. Звучит как симфония, хотя – если вы помните – художник не был особенно силён в музыке. Тимоти Сполл объясняет: «Тёрнер издает такие звуки, потому что у него есть так много всего, что он хочет сказать, но он умалчивает». А вот Майк Ли: «Тимоти Сполл – чрезвычайно универсальный актёр. Он прекрасно понимает девятнадцатый век, он много читал Диккенса, он – как никто другой – подходил на роль Тёрнера». И опять Сполл: «Впервые за мою жизнь, персонаж стал частью меня». И ведь Сполл добился этого огромным трудом, он проделал титаническую работу. Два года он учился живописи, вживался в роль, читал книги о Тёрнере, изучал его картины… Неудивительно, что на выходе получился такой результат. «Стучитесь – и вам откроется». Тимоти Сполл стучался более чем упорно, а не ждал в слепой вере, что двери отворятся сами собой.

Ещё критики пишут, что «в этом фильме нельзя не увидеть автобиографические мотивы. Всё-таки 72-летний режиссёр рассказывает о жизни 76-летнего художника». Я скажу больше: каждый фильм каждого режиссёра автобиографичен. Это не значит, что в фильме присутствуют факты из его жизни. Это значит, что на фильме лежит печать своих создателей, даже если таковых было несколько.

И ещё одна пикантная подробность, которую нельзя обойти стороной. «Тёрнер» – чтобы вы знали – это скандальный фильм! По данным какого-то там Британского Совета сексуальная сцена между Тимоти Споллом и Дороти Аткинсон – она играла служанку Тёрнера – вызвала наибольшее количество жалоб среди английских зрителей в 2014 году! Уверен, что эта пикантная подробность может стать причиной для пересмотра «Тёрнера».

А закончить передачу я хочу двумя цитатами из фильма Майка Ли. Первая принадлежит отцу Уильяма Тёрнера. Он сказал два слова: «Волшебство тайны». В наш век, который – на самом деле – такой же, как и все предыдущие века, эти слова важно помнить. А вот что сказал сам художник, когда ему предложили продать все свои картины. Вдумайтесь: Тёрнер постарел, его популярность миновала, он больше ничего не может продать. И тут появляется беспринципный богач, готовый вывалить – какое слово подходящее, вывалить – кругленькую сумму за все, все до единой картины Тёрнера. «На тебе тыщу, на тебе две! Бери, ешь, всё куплю!» Опять же, в наш век некоторыми людьми принято считать, что получение прибыли – наиважнейшая, первостепенная задача каждого художника. Если тебя покупают – значит ты чего-то да стоишь! Мол, стоящий – значит продающийся. И деньги – главный показатель успеха. Но Тёрнер ответил богачу так: «Я хочу, чтобы все мои работы стояли в одно месте и были выставлены для публики бесплатно». Он ничего ему не отдал. Мне кажется, такие поступки очень важны. Благодаря Тёрнеру, его принципам, морали – картины художника до сих пор принадлежат народу.

Спасибо тебе, Уильям Тёрнер! До свидания!

* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь