Коста-Гаврас не станет молчать

Выпуск 152. Добавлен 2017.05.03 15:06

Здравия всем!

Три месяца подряд – февраль, март и апрель – мы, словно одержимые синефилы, штудировали фильмы великого французского режиссёра греческого происхождения Коста-Гавраса. И перед тем, как поставить точку в наших с ним отношениях – по крайней мере, до того момента, пока Гаврас не снимет что-нибудь новенькое, – мы бы хотели обратиться к цитатам режиссёра, его умным высказываниям о кинематографе и кинокультуре, о саспенсе и хэппи-эндах, о революции и безнадёжности. Тем более что Гаврас, как известно, не станет молчать о чём бы то ни было. Он привык говорить то, что думает и так, как считает правильным. Мы прочитали многие и многие интервью этого режиссёра и пришли к выводу, что Гаврас – необыкновенно умный человек. А умного человека всегда хочется слушать.

Вот и слушайте!

Sandy Denny – Listen, Listen

Про кино: «Кино изменило мир. Когда кинематограф только зарождался, можно было наблюдать, как разные миры, разные культуры проникают друг в друга. Это было невероятно. Мы вдруг увидели, как живут и думают другие люди! Из-за чего они радуются или печалятся. Мы также увидели человеческое тело – голых и полуголых людей, то есть то, что было запрещено большинством религий. Это было чрезвычайно важно. По сути, режиссёры должны быть свободными творцами, действиями которых не управляет никакая власть или политики».

Suzanne Vega – (If You Were) In My Movie

О революции в кинематографе: «Времена меняются. И глупо с этим не соглашаться, глупо делать вид, что всё осталось как есть. Сегодня изменился маркетинг кино, изменилась его экономика. Теперь фильмы стали доступнее. Вы можете посмотреть фильм в кинотеатре, а можете на своём телефоне (что довольно абсурдно, если задуматься). И создавать фильмы теперь гораздо проще, особенно для молодых людей. Вы покупаете камеру и программу для редактирования… Вы всё можете узнать сами. Это необыкновенная эволюция, которая неизвестно к чему нас приведёт. Тут есть и позитивные, и негативные стороны. Главная опасность заключается в том, что кино может культурно зачахнуть. Посмотрите, как крупные компании контролируют рынок. Есть пять или шесть гигантских концернов в мире, которые создают кино. И, в конечном счёте, зритель получает продукт из их рук, смотрит то, что эти фирмы ему предлагают. А это ограничивает выбор и ухудшает вкусы публики. Мы, в Европе, особенно во Франции, боремся за свободу: мы хотим сохранить «культурную идентичность» в кинематографии каждой страны».

Joan Baez – The Song At The End Of The Movie

А вот слова Гавраса о необходимости поддержки европейского кино: «Европа обязана финансировать свою киноиндустрию, каковы бы ни были нынешние реалии. Европейский кинематограф должен сохранить свою идентичность. И когда я говорю «европейский», я, на самом деле, имею в виду суммы национальных идентичностей. Кино, в первую очередь, – это отражение личности (режиссёра или сценариста). В этом смысле наше кино всегда национально. И уже во вторую очередь его можно назвать «европейским». И вообще, европейское кино сильно отличается от всех других видов кино в мире». И ещё: «Правительства стран обязательно должны поддерживать свой кинематограф». И так: «Один бразильский режиссёр сказал мне: для каждой страны иметь своё кино – значит смотреть на самого себя в своё же зеркало. Когда вы смотритесь в чужое зеркало, ваше изображение может быть искажено».

Cosmo Jarvis – Girl In The French Film

О кинокультуре: «В обществе появляется всё больше и больше людей, которые приучаются смотреть фильмы только определённого рода. Как правило, это фильмы, предлагаемые крупными кинокомпаниями. Зритель, привыкший к одному типу кино, думает, что всё остальное кино ничего не стоит. Я приведу вам пример: у меня есть внуки. До недавнего времени они наотрез отказывались смотреть чёрно-белое кино. «Нет! Ни за что!» – они буквально ныли. – «Это скука смертная! Некрасивое старьё!» Я заставлял их смотреть чёрно-белые фильмы… И теперь они любят их. Это просто вопрос привычки. Если вы смотрите исключительно американские фильмы, вы можете подумать, что все фильмы обязаны быть так сделаны, что это – стандарт. Но здесь, в Европе, мы знаем, что люди любят смотреть польские, греческие, итальянские фильмы. Это и есть настоящая культура».

Adam Green – Watching Old Movies

О плохих фильмах: «Я смотрю много фильмов, иногда – очень плохих. Возможно, для того, чтобы не делать ничего подобного самому».

Okkervil River – Our Life Is Not A Movie Or Maybe

О смерти кинематографа: «Вы знаете, пессимистических пророчеств о кончине кинематографа всегда будет предостаточно. Я помню свой разговор с Рене Клером в начале шестидесятых, о неизбежной смерти кино из-за растущего влияния телевидения. На следующий день Клер принёс мне статью под названием «Кино в кризисе», которую он написал… в 1926 году!»

William Burroughs & Tomandandy – Old Western Movies

О главной задаче кинематографа: «Я думаю, что главная задача кинематографа заключается в том, чтобы делать видимым ранее невидимое».

5 Seconds Of Summer – Invisible

О работе режиссёра: «Режиссёры могут задавать вопросы, но они не дают решения».

The Congos – Questions

Об искусстве: «Искусство должно искать новые пути, оно должно заставлять думать и меняться».

Bob Dylan – Gonna Change My Way Of Thinking

О хэппи-эндах: «Кинематографистам я посоветую не приукрашивать реальность в фильмах, а рассказывать всё как есть. Не стоит вымучивать зрителей хеппи-эндом там, где его не должно быть».

Semisonic – Gone To The Movies

Если Вы слушали прошлые «Киноведы», тогда должны знать, что Коста-Гаврас – режиссёр во многом политический и гуманистический. Гуманизм и политика, с точки зрения Гавраса, связаны неразрывно. Поэтому за свою жизнь, снимая обличающее всех и вся кино, он подвергался нападкам как со стороны левых, так и со стороны правых. Чаще всего Гавраса называют леваком, однако этот ярлык – «Социалист!» – на него не очень-то и налазит. Политика для Гавраса – при всей, как он считает, важности – занимает второстепенное место в его системе ценностей. Первое место – прочно и нерушимо – отведено нравственности, тому, что иногда называют «типичной европейской гуманностью». Гаврас прекрасно видит, что почти что любая политическая система – не важно какого рода, не важно где и когда – может быть одинаково справедливой или несправедливой. Были же в истории Древней Греции такие тираны, которые реально заботились о народе! И были ведь в человеческой истории такие демократические государства, в которых жилось похуже концлагеря! В связи с этим – чтобы раз и навсегда показать, что Гаврас – не какой-то там одержимый левак, – приводим его слова: «Идеалы революции быстро исчерпываются». И вот так: «Кровавая революция всегда заканчивается печально».

Father John Misty – Things That Would Have Been Helpful To Know Before The Revolution

И последнее – о безнадёжности: «Безнадёжность – это то, чего бы хотела добиться власть. Но это ей не всегда удаётся, потому что в обществе всё-таки находятся силы для сопротивления. Да, я считаю, что единственное правильное решение заключается в том, чтоб сопротивляться безнадёжности. Вот это самое сопротивление можно назвать «перманентной революцией»».

Спасибо тебе, Коста-Гаврас! Мы будем стараться продолжать сопротивляться безнадёжности! Никакой безнадёжности…

До свидания!

BeogaCu Chullans Despair

* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь