Десятая муза

Выпуск 001. Добавлен 2016.04.25 14:31

Здравия всем!

Древние греки почитали девять священных муз – покровительниц искусств и науки. Однако знающие люди утверждают, что в конце XIX столетия, на пике технологического прогресса, родилась ещё одна, Десятая муза, имя которой – Синема.

Serart – Cinema

Кинематограф. Искусство движущихся картинок и звука.

Днём рождения киноискусства считается 28 декабря 1895 года, местом – второй округ Парижа, бульвар Капуцинок, дом № 14, индийский салон «Гран-кафе». Именно в тот день и в том месте братья Огюст и Луи Люмьеры организовали первый в мире публичный киносеанс. За скромную плату они показали зрителям десять короткометражных фильмов, среди которых была остросоциальная драма «Выход рабочих с фабрики», первая комедия «Политый поливальщик» и первый фильм со спецэффектами «Разрушение стены», в котором кадры прокручивались в обратном порядке, из-за чего разрушенная стена как бы собиралась заново.

Начало было положено – и сотни энтузиастов по всему миру увлеклись киносъёмкой. Однако несовершенство тогдашней киноаппаратуры довольно таки ограничивало возможности первых режиссёров. Им приходилось снимать беззвучные чёрно-белые фильмы, которые длились не более чем полторы минуты и не отличались особым качеством.

Уже к началу ХХ века подобные ограничения были успешно преодолены благодаря стремительным скачкам в развитии съёмочной и проекционной техники. Допускаемое время съёмки росло, кинотехника совершенствовалась, развивались кинематографические жанры, режиссура и актёрская игра. Важным стимулом для развития кинематографа стала его прибыльность. Бизнесмены очень скоро заметили финансовый потенциал кино и стали вкладывать в него свои деньги.

Вот так из новомодной забавы салонов кинематограф превратился в настоящее искусство. И первой его вехой стало немое кино.

Joshua Rifkin – Maple Leaf Rag

Немое кино, которое Хичкок окрестил «чистым кинематографом», обладало рядом уникальных особенностей. Не имея возможности говорить, актёрам приходилось иначе передавать свои эмоции, а именно: мимикой и жестами. Можно заключить, что актёрская игра в немом фильме значительно выразительнее, чем в звуковом кино, ведь действия и характер персонажей должны стать понятными зрителю только по их движениям и выражению лиц. А добиться такого понимания, признайте, совсем не просто. Тем не менее, большое количество немых фильмов становились интернациональными хитами, будучи понятными публике четырёх континентов. Такой успех служит явным свидетельством первоклассного актёрского мастерства звёзд немого кино и, наверное, объясняется тем, что в основе немого фильма лежит чувственность, эмоция, которая одинаково понятна везде и повсюду.

Однако особенности немого фильма заставляли проявлять изобретательность не только одних актёров. Режиссёр немого кино оказывался вынужденным придумывать технические способы для передачи на экране задуманной им атмосферы. Иначе говоря, ему приходилось впервые открывать те изобразительные приёмы, которые позже станут характерными для комедии и драмы. Как двигаться камере? Какой план лучше выбрать? Как сделать одну сцену смешной, а другую – печальной? Вот такими вопросами ломали себе голову первые режиссёры.

Ещё одной характерной чертой немого кино были интертитры – специальные тексты, которые появлялись на экране между действиями. Они воспроизводили реплики персонажей или попросту объясняли происходящее. Большинство немых фильмов без интертитров не обходились, но встречались такие режиссёры, которые вообще их не использовали, как бы заявляя, что одних только визуальных и постановочных средств им достаточно для того, чтобы рассказать любую историю. Стоит ли говорить, что они мастерски справлялись с этой задачей.

К двадцатым годам немой кинематограф достигает своего расцвета и становится самостоятельным видом искусства. Такие режиссёры, как Жорж Мельес, Луи Фейад, Джованни Пастроне, Дэвид Уорк Гриффит, Роберт Вине, Абель Ганс, Фридрих Мурнау, Эрих фон Штрогейм, Рауль Уолш, Бастер Китон и Чарли Чаплин, Эйзенштейн и Вертов, Карл Теодор Дрейер, Луис Бунюэль, Ясудзиро Одзу – все и не только они внесли существенный вклад в развитие немого киноискусства.

Но время не желало замедлять свой стремительный бег. Эпоха немого кино подходила к концу, и всё чаще аристократическое беззвучие на экранах кинотеатров прерывалось весёлым улюлюканьем джазменов и музыкальными номерами популярных артистов. Как говорится: «Вы ещё даже ничего не слышали!»

Al Jolson – Toot, Toot, Tootsie (Goo’ Bye!)

Прогресс, как замечают в Японии, ничем не остановишь. Однако придержать его можно.

17 сентября 22-го года в Берлине провели показ снова-таки первого, но уже звукового фильма. Большого успеха он не добился, к тому же технические и финансовые проблемы, которые во всём сопутствовали звуку, вызывали у крупных кинокомпаний подозрительную опаску. Зачем вкладывать деньги в рискованные звуковые фильмы, когда немое кино уже полюбилось зрителю и приносит стабильный доход?

Всё изменилось с выходом американского музыкального фильма «Певец джаза», который оказался настолько успешным, что все в один момент поняли: немое кино осталось в прошлом. Ну, как в прошлом… Не исчезло навсегда и не оказалось забытым, а как бы ушло в подполье. Отныне звуковое кино станет для зрителя нормой, а немой фильм со временем приобретёт репутацию скучного пережитка прошлого, интересоваться которым будут разве что завзятые киноманы.

Итак, 6 октября 27-года, в день премьеры «Певца джаза», начинается новая история – история звуковых фильмов. В кино со звуком отпала потребность играть так, как это было принято в прошлом. Однако не все актёры того времени сумели переключиться на новые стандарты. Для многих из них, которые так и не смогли приноровиться к звуку и отказаться от излишней театральной экспрессии, это событие стало завершением их звёздной карьеры. По этой истории снят замечательный фильм режиссёра Билли Уайлдера «Сансет бульвар», в котором рассказывается об актрисе немого кино, популярность которой завершилась вместе с популярностью немого кинематографа. И тут ничего не поделаешь: просто наступило новое время.

В 28-ом году на экранах кинотеатров стартует первый полностью звуковой фильм «Огни Нью-Йорка». Фильм, в котором гангстеры разговаривают, не мог провалиться в прокате. С тех пор принято считать, что именно «Певец джаза» и «Огни Нью-Йорка» свели эпоху немого кино на нет.

Очень скоро за Соединёнными Штатами подтягивается и весь остальной мир. Звук победоносно марширует через всю Европу, оповещая Старый Свет о новых достижениях. Кино повсеместно обретает голос. В Великобритании Хичкок снимает свой первый звуковой фильм «Шантаж»; в Германии Фриц Ланг разрешается триллером «М: город ищет убийцу», а Джозеф фон Штернберг являет миру «сладкоголосую» Марлен Дитрих в «Голубом ангеле»; во Франции Рене Клер гремит своим фильмом «Под крышами Парижа»; а в Дании разгуливает «Вампир» Карла Теодора Дрейера. В общем, звуковое кино стремительно набирает обороты. Да так, что уже к концу 29-го года в Голливуде начинают выпускать только звуковые фильмы. Весь мир теперь не только смотрит кино, но и слушает его.

Однако осталось ещё одно «но»!..

Donovan – Colours

Цвет. Кино всё ещё оставалось чёрно-белым, за редким исключением. Оно обрело звук, но ему не хватало ярких красок. Каким же образом в фильмах появилась радуга?

Первые цветные фильмы выпускались ещё на заре кинематографа, до ХХ века. Правда, назвать их по-настоящему цветными нельзя. Режиссёры просто снимали чёрно-белый фильм, а потом раскрашивали каждый кадрик вручную. Таким образом получался искусственно цветной фильм. Такая работа была очень трудоёмкой и не всегда оправдывала затраченные усилия.

Идея цветного кинематографа продолжала жить. Однако изобрести способ удовлетворительной по качеству съёмки в цвете оказалось весьма затруднительно. Технически это было непросто. На первых порах кинематографистам пришлось ограничиться двумя цветами – красно-оранжевым и сине-зелёным. Техника такой съёмки была разработана в Англии и получила название «Кинемаколор». Её применяли совсем недолго, с 8-го по 14-ый года. И всё же начало было положено и вслед за этой далеко не совершенной технологией, как грибы под дождём, начали появляться другие, более совершенные: «Призма», «Биоколор», «Техниколор», которая позволяла работать уже не с двумя, а сразу с тремя цветами, «Синеколор» и тому подобные.

Популярность цветного кино, до изобретения «Техниколор», то возрастала, то снова шла на убыль. Добиться чёткого цветного изображения и при этом изрядно не потратиться – было невозможно. Но когда «Техниколор» позволило режиссёрам снимать в качественном цвете, краски всё-таки победили серость. И вот уже наступает 28 июня 35-го года – день выхода на экраны «Бекки Шарпа» от голливудского режиссёра армянского происхождения Рубена Захарьевича Мамуляна. Критики называют этот цветной полнометражный фильм «началом эпохи цветного кинематографа», а год его выхода считают годом рождения этой эпохи.

Теперь фильмы могли быть и чёрно-белыми, и цветными. Они могли звучать, а могли оставаться беззвучными. Дальнейшее техническое развитие кинематографа всё улучшало и улучшало изображение и звук, но самое главное было достигнуто: кино оделось в цветные одежды и заговорило. Оно стало тем, чем все мы привыкли его считать.

Aphex Twin – Film

Фильмы принято делить на художественные и документальные. Они ещё называются игровыми и неигровыми. В первых, художественных фильмах, действуют актёры, которые разыгрывают перед зрителем какой-нибудь сюжет, а во вторых происходят реальные события. Разумеется, что такое разделение несколько условно, но во многом верно.

Фильмы отличаются друг от друга и своей продолжительностью. Есть картины полнометражные, а есть короткометражные. Слово «метр» в этих терминах обозначает количество метров плёнки, которая используется для съёмки того или иного фильма. Причём разные страны определяют это количество по-разному, из-за чего в одной стране какой-нибудь фильм могут счесть «коротким метром», а в другой – «полным». Если же измерять формат кинокартины в минутах, то выйдет приблизительно так: фильмы менее 40-ка минут обычно считаются короткими, а более 40-ка – полнометражными.

Художественные фильмы бывают очень разными. Одни рассказывают о потере девственности, а другие – о завоевании инопланетных миров. Однако некоторые фильмы могут быть схожи между собой по теме, стилю, форме или содержанию. Такие фильмы объединяют в одну категорию, которая называется жанром. Понятие жанра тоже достаточно условно. Многие режиссёры не любят, когда их фильмы относят к одному из принятых жанров. Однако некоторое различие между лирической комедией и, скажем, спагетти-вестерном явно есть.

И наконец, следует добавить, что всякое описание фильма, определение его метра или жанра, на самом деле абсолютно не важно. Главное, чтобы фильм трогал ваше сердце и взбадривал ум.

Yeong Wook Jo – The Last Waltz

И действительно, как можно увлекаться одной только технической стороной и не сказать о самом главном – душе киноискусства?

Видный теоретик кинематографа Зигфрид Кракауэр однажды постановил: «У кино – две функции: отображать окружающую реальность и создавать новую». А в одном из фильмов известного американского режиссёра есть такие слова: «Самые лучшие фильмы – словно сновидения, насчёт которых вы не уверены, были они или нет». Мне кажется, что лучше этого сказать о кино просто нельзя. Стоит только ещё напомнить замечательные слова Бертольда Брехта: «Все виды искусств служат величайшему из искусств – искусству жить на земле». И кинематограф не исключение.

David Lynch – The Big Dream

Радиопередача «Киноведы» задумывалась исключительно для того, чтобы поделиться драгоценными сокровищами кинематографа и культуры в целом. От передачи к передаче мы будем совершать паломничества по культурным достояниям человечества, будь то фильм, книга или музыкальный альбом. И может быть, дай то Бог, во время наших путешествий откроется что-то такое, что сделает нашу жизнь лучше. Вот именно ради этого и стоит выходить в эфир.

До свидания!

David Bowie & Angelo Badalamenti – A Foggy Day in London Town

* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь