Беспределы

Выпуск 079. Добавлен 2016.04.27 17:39

Здравия всем!

Сегодня мы с вами будем беспредельничать по полной. Так что пеняйте на себя! Якудза снова в деле!

Keiichi Suzuki – Outrage

Есть на краю света – где-то высоко в горах – один монастырь, о котором знают только избранные. Там хранится мистическая реликвия Белого Ламы, осколок метеорита, на котором вырезаны три слова: «Меняться – значит жить». Говорят, что в этой лаконичной фразе выражена вся суть учения Белого Ламы – переменологии. Переменология стала настолько популярной религией – особенно в светских кругах, – что многие голливудские актёры и продюсеры, писатели и певицы, даже бизнесмены поддались её очарованию. Среди переменологов не последнее место занимает японский режиссёр, актёр, комик и телеведущий Такеши Китано. Следуя священной доктрине ордена переменологов, Китано старается меняться как можно чаще, снимать такие фильмы, которые будут отличаться от всех его предыдущих картин. Думаю, Белый Лама остался бы им доволен. Китано задают вопрос: «Вы постоянно меняетесь: после трёх автобиографических картин «Такешиз», «Банзай, режиссёр!» и «Ахиллес и черепаха», вы неожиданно вновь обратились к гангстерскому жанру, переосмыслив его. Как вы к этому пришли?» Режиссёр отвечает: «Это не был осознанный и логический выбор! К «Беспределу» и «Полному беспределу» меня привёл инстинкт. Ведь в моей жизни есть место не только кинематографу – вы, наверное, слышали, что на родине я ежедневно выпускаю в эфир глупейшие телешоу на земле, где шучу самые абсурдные шутки, какие можно изобрести! Потом по контрасту хочется чего-то другого – и я берусь за тот киножанр, к которому в эту секунду ляжет душа. Не забывайте и о других моих хобби: например, в последние месяцы я забросил живопись, но увлёкся офортами и гравюрами – это тоже отнимает много времени и сил… Мои новые гангстерские фильмы каким-то странным для меня самого образом родились из этих художественных опытов. Как именно, я и сам не пойму». Ну конечно! Кто же из ордена переменологов раскроет свои секреты!

Holger Czukay & U-She – Secret

Вы, конечно, вправе сказать: «Якудза? Опять боевики про якудза? Что же тут нового! Никакой этот ваш Китано не переменолог! Стыдно! Он же только и делает, что снимает якудза эйга, из года в год! Чем его «Беспредел» и «Полный беспредел» отличаются от «Точки кипения» или «Брата якудза»?» Отвечаю: «Всем». Китано действительно съел собаку – а вдобавок слона, лисицу и крота – на фильмах про японскую мафию. Если быть честным, на сегодняшний день Китано самый известный режиссёр якудза эйга, который в представлении публики неразрывно сросся с этим киножанром. Но в отличие от прошлых боевиков Китано, его «Беспредел» и продолжение этого фильма, «Полный беспредел», действительно другие, не такие, как «Точка кипения» и «Брат якудза», и уж тем более не такие, как «Сонатина» и «Фейерверк». Времена поменялись. Япония XXI века – это вам не Япония века прошлого. Якудза – по словам Китано – приняли новые правила игры. Теперь вам никаких крутых гангстеров-вышибал, никакого вам благородства или честности. Теперь всеми правят законы рынка – и якудза, как и всем прочим, пришлось к ним приспосабливаться. Двадцать лет тому назад никому бы и в голову не пришло, что якудза будут озабочены стратегическим менеджментом, оптимизацией распределения ресурсов или краудфандингом. Но именно этим – и только этим – заняты герои «Беспределов» Китано, эти современные якудза. О противопоставлении старых и новых бандитов в «Беспределах» сказано прямым текстом. Во второй части дилогии убивают одного из представителей «старой гвардии» якудза, который решил предать начальство. После его убийства, один из главарей – молодой парень, разумеется – угрожает «старикам»-якудза: «Из строя выходить никому не позволим! Даже старожилам-пенсионерам!» В новом мире – и это, в принципе, главный смысл «Беспределов» Китано – больше ничто не имеет значения, кроме денег.

Режиссёра спрашивают: «Неужели вам не надоедает снимать фильмы про якудза?» Китано смеётся: «Когда мне надоедает, я про них не снимаю. «Затойчи», например, – фильм о слепом виртуозе боёв на мечах, маскирующимся под обычного костоправа. Знаете, это как с едой: нельзя всё время есть одно и то же, и пробуешь что-то новое. Но ведь потом возвращаешься к традиционной кухне, не так ли?» И ещё говорит так: «Знаете, прежде чем я запустил всю эту историю с «Беспределом», я действительно снял целый ряд сложных фильмов. У них даже возник своего рода культ, свои поклонники. А дальше я просто подумал: «Что-то я давно не снимал фильмов про якудза. Может, ещё парочку сделать?» Так что дело не в деньгах и не в толпах зрителей. Важно, чтобы мне не было скучно. Надо снимать разное. Иначе мне просто надоест снимать кино. Мне вообще всё быстро надоедает». Что же касается переменологии, тут Китано тоже прост и ясен. «В мире современных якудза», – говорит он, – «на смену открытому насилию пришли интриги. Сейчас преступным миром правят хорошо образованные финансисты, а не жестокие головорезы. На фоне этих бессовестных и беспринципных интриганов гангстеры с пушками и дрелью выглядят почти что благородно». И так: «Согласно традиции, якудза, потерявший лицо, должен отрубить себе палец, чтобы искупить вину. Раньше это делали кинжалом, а теперь обращаются в больницу, прибегают к помощи профессиональных хирургов и предъявляют ампутированную фалангу после процедуры. Это называется прогресс». И последнее: «Я никогда не стремился романтизировать якудза! Если это и получалось, то против моей воли. В моих ранних фильмах я стремился исследовать экзистенциальные проблемы, говорить о восприятии жизни и смерти, а был ли при этом персонаж гангстером, не так уж и важно. В «Беспределе» и «Полном беспределе» якудза – это злодеи, и я показываю их как злодеев. Но важнее для меня то, что они – не одиночки, как герои моих прежних картин, а спицы в огромном колесе насилия и подавления, шестерёнки этой машины. Так устроено бизнес-сообщество, так устроен мир современной политики. Миром правят деньги, которые неизбежно связаны с насилием в тех или иных формах».

John Lee Hooker – I Need Some Money

Собственно, говорить о «Беспределах» – дело неблагодарное. Правы те, кто называет дилогию Китано «сухой, безэмоциональной, практически документальной картиной, которая не несёт никакого морального или интеллектуального смысла». Зритель – уж простите за грубость – тупо следит за ссорами и склоками двух-трёх десятков якудза, которые грызутся из-за территорий, влияния, денег. И кроме этого постоянного тявканья – «Ах ты сволочь! Ах ты труп!» – в «Беспределах», мол, нет ничего. Я тоже придерживаюсь этого мнения, хотя – как по мне – постыдного в том, что фильмы Китано лишены вообще чего-либо – интриги, чувства, действия – нет и быть не может. «Беспредел» и «Полный беспредел» тем и замечательны, что форма соответствует содержанию, и наоборот – содержание дилогии соответствует её форме. Китано, совершенно отстранённо, точно Антониони, показывает быт современных якудза. Ищите глубокого смысла? Так вы его не найдёте! Не потому, что Китано снял неудачный фильм, а потому что этого смысла не существует, его – в принципе – нет. Как тут не вспомнить классическую фразу миллионов голливудских злодеев, например Кингпина в «Сорвиголове»: «Ничего личного! Просто бизнес». Так и в «Беспределах». У бандитов Китано вообще ничего нет, кроме постоянной работы. Они – тут мы докапываемся до самой сути – не имеют времени жить. Они лишены любых эмоций, они не способны на чувства. Хотя – не буду отрицать – одно чувство в «Беспределах» всё-таки есть. И это чувство злобы, такой неистовой, неудержимой, звериной ненависти. Якудза Китано ненавидят друг друга так, как могут ненавидеть только бандиты: тупо и безоговорочно. Не зря одна сцена убийства сменяет другую с роковой неизбежностью и предсказуемостью. Зритель понимает, что добрая половина героев должна умереть, должна быть пристрелена, повешена, избита – как вам угодно. Главное – ликвидирована. И это – единственный посыл «Беспределов»: что плохие ребята ведут себя очень плохо, и что сейчас – определённо – стало хуже, чем раньше.

Китано опять задают вопрос: «Когда в Европе или в Америке снимают фильмы про мафию, они часто получаются романтическими. Вспомнить хотя бы «Крёстного отца» Фрэнсиса Форда Копполы и «Однажды в Америке» Серджио Леоне. Там есть герои, любовь, мелодичные саундтреки. У вас в «Беспределе» персонажи безлики, многочисленны и жестоки без всякой тени героизма. Более того, у вас даже отсутствует музыка. И это что, мафия по-японски?» Китано говорит: «Нет, это моё собственное представление о японской мафии. Если вы знакомы с японскими фильмами шестидесятых-семидесятых, то найдёте там всё, что перечислили: драматическую музыку, страсти, эмоции, профессиональные сцены боевого искусства. А в моём «Беспределе» господствует минимализм. Именно таков мой стиль. Он не связан с особым философским подходом, скорее, с приспособлением к современным тенденциям нашего информативного общества. Если раньше я предпочитал долгие и продолжительные кадры, то сегодня монтирую сцены более практично и компактно, мне больше по душе быстрая «нарезка». Технологии меняют наше видение мира, они его упрощают и ускоряют. Они меняют людей. Раньше мы стремились стать личностями, искали идеалы, сегодня мы в погоне за материальными благами. Всех заботит, как будет развиваться экономика, что произойдет с финансовым кризисом, мало кого интересует развитие литературы или кино. Мои герои в фильме похожи на марионеток, у них отсутствуют эмоции и чувства. Поэтому я не использую музыку в картине. Музыка вызывает эмоции, а у моих героев чувства отсутствуют. Вместо музыки я предпочитаю звуковые эффекты и барабанную дробь. Каждую сцену фильма я снимал по нескольку раз. При этом я поощрял актёров самих выбирать манеру исполнения роли. Многие из сцен я потом вырезал. Мои исполнители говорили мне с обидой, что я удалил именно те сцены, в которых они эмоционально выложились. В этом была проблема. Меня не интересовали эмоции, я искал крайности: экстремальное насилие, невероятная жестокость и чрезвычайная глупость. В моём фильме вы не увидите ни одной женщины: они сделали бы мой фильм романтичным и эмоциональным. Нет в нём также детских персонажей – они внесли бы в него живость и непосредственность. Мои герои – безликие мужчины, одинокие и потерянные, жестокие и бесчувственные, то есть как раз те самые, которые стоят у власти и управляют нашим обществом».

Bob DylanMasters Of  War

Интересно, что «Беспределы» Китано – первая и вторая часть – всё-таки отличаются друг от друга. В первой части господствует физическое насилие, а во второй – психологическое. В первой части мало говорят и много стреляют, а во второй – наоборот, болтают без умолку и стреляют не так часто. Китано говорит: «Второй «Беспредел» я сделал с меньшим количеством физического насилия, но усилил ту часть, что относится к хитросплетениям сюжета и диалогам. Вырабатывал свой стиль для развлекательного кино. Принципиальным отличием является и количество диалогов. Никогда мои персонажи так много не говорили. А новаторством в «Полном беспределе» я считаю смешение японских акцентов. Некоторые герои фильма используют западный, более современный акцент, у которого есть свои специфические правила, легко различимые для японского уха. Но мой персонаж, Отомо, и ряд других героев говорят на восточном диалекте. Таким образом, я показываю столкновение разных частей страны, которое происходит ещё и на уровне диалога. Однако такие тонкости – конечно же – можно уловить только при просмотре оригинальной версии фильма». Китано точно подмечает главную особенность «Полного беспредела» – брань якудза, их постоянные словесные перепалки, интриги – всё это режиссёр использует для того, чтобы до предела – вернее, беспредела – накалить обстановку. Китано – он в этом настоящий мастер – психологически давит на зрителей, создаёт атмосферу эмоционального дискомфорта. Холоднокровные жестокие якудза убивают друг друга, орут друг на друга, ненавидят друг друга. И зритель – не по своей воле – втягивается в это дело, сопереживает персонажам, боится увидеть смерть, предощущает конец, хотя в героях «Беспределов» нет ничего хорошего. Прямо-таки шекспировская трагедия, а не якудза эйга! И как бы ни оценивали оба «Беспредела», как бы их ни критиковали, всё равно факт остаётся фактом: на сегодняшний день мало кто снимает качественные боевики, особенно среди режиссёров первого класса. «Беспределы» – это безусловно правдивые фильмы, шокирующие своей документальностью, своим жёстким реализмом.

Keiichi SuzukiDead Men Sauna

Итак, боевики Такеши Китано славятся жёстким реализмом. Даже звучит страшновато! Нужно ли такое кино? Зачем его снимают? Может быть, лучше запретить всю эту гадость и отгородиться от насилия на экране и прочих непотребностей искусства? Такими вопросами задаются моралисты и цензоры, те, кто не терпит кино жестокого, насильственного, бесчеловечного. Всё это – по словам защитников нравственности – деморализует, способствует агрессии, ожесточает зрителей. Не буду вступать с ними в полемику – это бессмысленно. Да и тем более что в «Южном парке» – самом интеллектуальном мультсериале современности – проблемы и цензуры, и насилия, и свободы выражения давным-давно были разрешены. Я тоже считаю – и не раз об этом говорил – что культура должна быть свободной, иначе она зачахнет. Конечно не очень хорошо, когда по «ящику» показывают ультранасилие в духе «Заводного апельсина», но ведь никто же не заставляет нас это смотреть! Вместо этого можно почитать «Шерлока Холмса», или послушать альбом «The Who», или пересмотреть «Однажды на Диком Западе». Воля-то наша. Мы виноваты, а не телевидение, правительство, хулиганы… Мы! И вот если в фильмах Китано насилие кажется особенно отвратительным, неприемлемым, слишком натуральным – может быть, это не так уж и плохо? Может быть «Беспределы» в чём-то полезны? У Китано спрашивают: «Для зрителя главным аттракционом «Беспределов» становятся именно сцены предельного насилия – трудно забыть убийство при помощи дрели или тренировочного автомата для игры в бейсбол. Как вы всё это изобретаете?» Ответ такой: «Если вы думаете, что мне это нравится и я наслаждаюсь сценами насилия, то вы заблуждаетесь! Ничего тут нет забавного или приятного. Вам больно и страшно смотреть, как кому-то причиняют страдания? Мне тоже! Но жизнь криминальных сообществ чудовищна, почему же я должен врать насчёт того, как она устроена?» И вот так: «Знаете, я тут недавно кое-что почитал об истории пыток. Рядом с древними греками или средневековыми католиками японские якудза – дети малые. Хотя и у нас во времена Второй мировой такое творилось, что сказать страшно. Что до насилия в картине «Полный беспредел», то в ней, вообще-то, я горжусь тем, что слегка себя усмирил, предпочтя физическому насилию вербальное. Например, в одной из сцен два персонажа жутко ругаются, причём один делает это на восточном диалекте, а другой на западном. В Японии зрители умирают со смеху. Но переводом это не передать…»

Red Hot Chili PeppersTorture Me

Так что не обвиняйте «Беспределы» Китано в излишней жестокости. «Олдбой» Ука, фильмы Тарантино или братьев Коэнов, «Бойцовский клуб» Финчера – они, как бы ни были жестоки и как бы часто ни переходили границы дозволенного, всё равно прекрасны. Тем более что в «Беспределах» Китано, особенно во второй части, важно не столько насилие, сколько тема мести. В «Полном беспределе» Отомо и парочка других якудза жаждут отомстить. Вообще, месть – тема универсальная, одна из самых популярных в кинематографе. Тот же Пак Чхан Ук и Квентин Тарантино называют тему мести «спасительной и наиболее интересной». И правда, ничто так не приковывает взгляды, как беспринципный герой – вроде Карателя, – который не спит, не ест, не находит покоя, а всё думает об одном и том же: как бы отомстить своим обидчикам. И снова Китано-сан получает вопрос: «В обоих «Беспределах» ваших героев часто преследуют унижения, правда, они всегда за себя мстят. Драматизм заходит так далеко, что кто-то откусывает себе палец или просверливает соседу голову. Скажите, как вы относитесь к мести?» Китано: «Мои характеры доведены до абсурда. Хотя многие из этих персонажей могли бы существовать в реальной жизни. В основе азиатского общества лежат другие структуры. В Японии царит настоящий капитализм с его крайностями – конкуренцией и борьбой за выживание. У вас в Европе в капитализм лишь играют, а проблемы выживания перед европейцами – при наличии социальной системы – даже не стоят. Я считаю, что тяга к мщению есть лишь у людей не слишком интеллигентных. Думающий человек не станет тратить на это время. Вы, наверное, знакомы с боевым искусством? Там один боец побеждает другого с помощью негативной энергии своего оппонента, которую он перерабатывает в позитивную для себя. Эта энергия придаёт ему силы и способствует концентрации. Когда я начал выступать на телевидении в качестве комика, мне публично приходилось терпеть побои, но я не злился и не мучился от бессилия. Тогда я сказал себе, что могу найти компенсацию негативной энергии в том, чтобы направить её в продуктивное русло. И я начал много работать в кино, снимать один фильм за другим. В телевизионных шоу надо мной смеялись, в кино ко мне постепенно приходила известность». Вот скажите, ну разве не прекрасный совет? Иногда в словах Такеши Китано – он человек опытный, много что повидавший – проскакивает мудрость, которой просто грех не воспользоваться. Разве это плохой совет: направлять негативную энергию в позитивное русло? И начать ведь можно прямо сейчас, не откладывая! А давайте попробуем?

The WhoHeatwave

И ещё – несколько любопытных фактов.

Костюмы в «Беспределах». Оказывается, что гангстеры Китано одеты по последнему писку моды. Вот очередной вопрос к режиссёру: «На протяжении долгих лет вы продолжаете сотрудничать с Йодзи Ямамото. Ваш персонаж Отомо носит костюмы от этого кутюрье. Неужели даже тюремная роба во второй части изготовлена Ямамото?» «Нет-нет, она осталась от предыдущего фильма», – отвечает Китано. – «Понимаете, Ямамото – мой близкий друг, мы с ним давно заключили договор: и в фильмах, и на телевиденье я должен появляться исключительно в его костюмах. Стараюсь выполнять. Но это касается только того, что носит Отомо. Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что остальные якудза носят костюмы, изготовленные человеком ничуть не менее талантливым – Кадзуко Куросавой, дочерью Акиры Куросавы». Не хило, правда?

Далее – то, что должно быть далее. Впервые за всю свою режиссёрскую карьеру Такеши Китано снял дилогию, то есть взялся за продолжение своего же фильма. Поговаривают, что в ближайшем будущем появится третий «Беспредел», и дилогия станет трилогией. Китано этого не отрицает, тем более что по кассовым сборам – и в этом была главная причина, почему он взялся за вторую часть – «Беспредел» обогнал даже «Затойчи». Для продюсеров Китано нет никаких сомнений: третий «Беспредел» должен быть снят. Но Китано с этим не спешит. Последний его фильм – кинокомедия «Рюдзо и семеро бойцов» – был выпущен в прокат в апреле пятнадцатого года. И что будет дальше – можно только догадываться.

И ещё следует сказать, что первый «Беспредел» номинировался на Золотую пальмовую ветвь, а второй – на «Золотого льва». Так что мировая кинокритика относится к боевикам Китано более чем серьёзно, считает их достойными ведущих кинофестивалей. Всё-таки Китано – режиссёр большой, вызывающий уважение. Его фильмы не просто популярны, они – значительны. Правда, сам Китано видит это немного иначе. «Конечно, как и большинство режиссёров», – говорит он, – «я полагаю, что у меня есть гордость кинематографиста. Мне бы хотелось, чтобы за мной признали хотя бы три достоинства. Чтобы сказали: во-первых, Китано любит кино; во-вторых, любит снимать кино; и в-третьих, снял несколько хороших фильмов. Но снова повторюсь, я терпеть не могу свои фильмы. Все, без исключения». И так: «Я не горжусь своими фильмами: они неоднородны, и одни лучше других. Скажем, я знаю, что «Фейерверк» или «Затойчи» скорее удачны. Ещё мне нравится «Сонатина» или, например, «Ребята возвращаются». Но в целом по отношению к своим фильмам я не могу употребить ни одного положительного эпитета». Да уж, так всегда! Многие художники не оставляют и камня на камне от своего творчества. Особенно перфекционисты. Но в этом – и только в этом – слушать их не стоит! Пускай то, что создано – будет жить. И если оно кому-нибудь нужно – пускай оно будет. Вот для меня фильмы Китано очень нужны. «Сонатина» и «Затойчи» – мои любимые фильмы. И я счастлив, что Такеши Китано снял такое восхитительное и такое несовершенное кино. Правильно говорил Фриц Ланг: «Ну кто-то же должен создавать эмоции, а не творить по правилам!» И даже если фильмы Китано безэмоциональны, это всё равно. В них – в этих дивных японских мирах Китано – интересно путешествовать.

Joe HisaishiSummer Road

И на финал – раз уж мы прощаемся с Такеши Китано – я бы хотел зачитать вам самые проникновенные, самые умные его слова. Вот как можно не уважать такого человека?

«Согласно нашим культурным традициям», – признаётся он, – «неловко распространяться о добрых делах, которые ты совершаешь. После моего детства, после той бедности, в которой я вырос, для меня очевидно, что надо помогать нуждающимся. Это даже наш моральный долг. Те богачи, которые ни с кем не делятся и в одиночку наслаждаются всеми благами – недостойные люди. Очень важно остро чувствовать необходимость делиться и, главное, не гордиться своей щедростью. Хотите быть филантропом – пожалуйста, но для каждого из нас это должно оставаться его личным делом. Ведь что такого особенного в том, чтобы отдавать? Разве это для нас не естественно? Зачем хвастаться добрыми делами, которые мы совершаем, какими бы ни были их масштабы? Не нужно хвастаться. Нас ценят не тогда, когда мы говорим, что делимся с кем-то. Я заметил, что в большей части развитых обществ, в самых мощных державах, многие богатые, влиятельные компании и отдельные граждане проявляют невиданную щедрость – и тут же рассказывают об этом. Баснословные суммы, которые они выделяют на гуманитарные проекты, оглашаются во всеуслышание. Я считаю, что на самом деле благодаря таким объявлениям они возмещают свои расходы и преследуют какие-то другие цели, помимо гуманитарных. На мой взгляд, это разновидность рекламы в СМИ». А вот о религии: «Я не буддист, но уважаю некоторые принципы буддизма: в частности, что чем меньше мы едим – тем меньше убиваем животных для пропитания; чем больше мы соприкасаемся с чистотой, тем ближе становимся божественному». И о славе: «Преуспеть – это значит заработать много денег? Много денег? Успешен ли богатый владелец недвижимости? Быть успешным означает вести бурную жизнь или быть знаменитым? Станете ли вы успешным, если получите высшее образование? Или доберётесь до верхней ступени социальной лестницы? Нет, я так не думаю. Я равнодушен к деньгам. У меня нет материальных желаний. Мне вполне хватает воображения. Вот скажите, Гитлер и Пол Пот «преуспели», обретя власть и осуществив свои замыслы? Надо ли считать их знаменитостями? Свет софитов, известность как таковая, власть, к счастью, не являются синонимами успеха. А может быть они, напротив, станут свидетельством ужасного провала? Именно из-за их надменной жажды сиять ярче остальных. И чтобы закончить с этим, всего один пример: Пол Пот «преуспел» в обучении в престижной Сорбонне, а потом стал настоящим чудовищем. Счастлив ли я сегодня оттого, что я – звезда телеэкрана и довольно обеспеченный человек, хотя родом я из бедной семьи? Нет. Деньги меня никогда не интересовали. Конечно, я их зарабатывал, и сейчас у меня их за глаза хватает. Но я никогда не испытывал всепоглощающего желания ими обладать. Так же, как никогда не стремился добиться почестей любой ценой. Я убеждён, что счастье не имеет ничего общего с деньгами». И вот так: «Я родился в бедной семье. В юности меня обуревала жажда жизни. Мне не терпелось преуспеть, взобраться на верхнюю ступеньку лестницы. Я хотел много денег, чтобы купить всё, что хотелось, и в чём мне приходилось себе отказывать. Мне хотелось стать знаменитым, ловить восхищённые взгляды женщин, соблазнять, пробовать редкие блюда, водить красивые машины… Спустя годы, когда у меня уже было всё, о чём я мечтал тогда, я сказал себе: «И вот это – жизнь? Надо было приложить такие огромные усилия, чтобы достичь этого?» Я был ошеломлён. И до сих пор не знаю, зачем живу. При этом я не понимаю, что значит слово «стареть». Не может быть и речи о том, что я когда-нибудь выйду на пенсию. Даже стариком я хотел бы продолжать появляться на сцене, пусть даже в незначительной роли. С возрастом мне всё больше хочется танцевать и бить чечётку. В первый день 2008 года на одном из телеканалов показывали мой номер с чечёткой. Я готовился к нему несколько месяцев!»

И вот за всё это – спасибо тебе, Такеши Китано. И спасибо вам всем!

До свидания!

* чтоби иметь возможность комментировать и читать комментарии зарегистрируйтесь или залогиньтесь